Tags: исламофобия

kvadratizm

мусульманина оштрафовали за намаз




Маразм крепчает: мусульманина оштрафовали за намаз (заголовок и текст с сайта Голос ислама)

В России с принятием «закона Яровой» мусульманам стало все сложнее исполнять свои религиозные предписания. И дело порой доходит до абсурда, когда чтение книг могут приравнять к терроризму, а коллективный намаз – к несанкционированному собранию.

А недавно мусульманина, уроженца Азербайджана, оштрафовали за … намаз. Об этом сообщает «Комсомольская Правда». Инцидент произошел в городе Рыбное Рязанской области. Сообщается, что мусульманин совершил вечерний намаз в кафе, чем вызвал подозрение «бдительных» граждан. Последние вызвали полицию, которая задержала мусульманина.

В итоге дело дошло до суда, который признал мусульманина виновным в нарушении требований законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях. И назначили мусульманину штраф в размере 30 тысяч рублей.

Виновным себя мусульманин не признал и заявил, что покидает Россию через неделю. Вернется ли он после такого «теплого приема» в РФ, мусульманин не сообщил."



Оригинал этой записи размещён на http://tapirr.dreamwidth.org/5517654.html

Пожалуйста, комментируйте её ТАМ, используя OpenID Комментарии
kvadratizm

Гей замочил своих



Ника Дубровский верно подмечает:

"100%-ный "американец: никакого отношения ни к исламу, ни к афганистану, ни к алкаиде, ни к исламскому гос-ву.
( к тому же, гей)"


****

А вы уже в курсе, что убийца 50 человек в Орландо был не гомофобом, а геем?

http://www.dailymail.co.uk/news/article-3639961/Orlando-terrorist-went-gay-club-Pulse-dozen-times-got-drunk-belligerent-talked-wife-kid-massacring-49-people-there.html

Это значит довольно многое: что пафос ненависти к гомофобам надо притушить (хотя они отвратительны),

и понимать, что  эта бойня не повод для разговора о гомофобии (хотя она отвратительна),

но разве что повод обсудить геев и их кровавые разборки между собой.
kvadratizm

Зачем выставлять напоказ?!

Tatiana Narbut-kondratieva написала гениально:

497023_original

"нет, я не против мусульман, но вот эти черные балахоны на их женщинах раздражают. почему я должен это видеть на улице? пусть тихо мусульманят у себя дома. в конце концов, у нас другая культура, они должны это уважать"

"нет, я не против геев, но вот эти их гей-парады раздражают.и мужики, держащиеся за ручки в общественном месте, почему я должен видеть это на улице? пусть гействуют тихо у себя дома. к конце концов у нас традиционная культура, они должны это уважать"

"нет, я не против христиан, но вот эти их елки в декабре раздражают. почему я должен видеть это на улице? пусть ставят тихо у себя дома. в конце концов, у нас светское государство, они должны это уважать"

"нет, я не против свободы слова и собраний, но вот эти вот люди с плакатами, на которых написано то, что мне не нравится, раздражают. почему я должен видеть это на улице? пусть выражают свои мнения у себя на кухне. в конце концов у нас за это по закону сажают, они должны это уважать"
kvadratizm

Избиение за молитву

http://www.islamnews.ru/news-451820.html

Желание мести - нехристианское чувство, поэтому я мести не жажду (или стараюсь не жаждать),

но мне всё же будет крайне любопытна дальнейшая судьба подонков -- охранников торгового центра «Отрада» на Пятницком шоссе,

а также самого торгового центра «Отрада» на Пятницком шоссе...
tapirr как текст

Ревзин о карикатуристах

Я очень уважаю Ревзина. Вот и теперь мне очень понравилось, как он написал.
Это довольно близко моей позиции.
Помните, была выставка "Осторожно религия" у атеиста Самодурова в Сахаровском центре?
Я уже тогда подумал то, что и к нынешней ситуации применимо.

Художники имеют
полное право вешать кощунственные изображения.
Но ровно в той же мере оскорблённые религиозники
имеют право эту выставку громить.

Именно потому, что обратное утверждение будет означать, что у нас все равны, но некоторые равнее других.

Причём (уже возвращаясь к Парижу) мусульмане действительно борются за святое.


Вот я вас спрошу (если вы негодуете против убийства карикатуристов):
а как вы относитесь к дедам, которые воевали?

Если они для вас просто убийцы - то вы имеете права осуждать оскорблённых мусульман.
Но если нет - то и мусульмане правы.

Потому что те убивали за родину, эти за веру:
во все времена люди готовы были убивать за то, что для них свято.

(Моя позиция другая. Если вам интересно, она такова:
ни там , ни там убивать нельзя.
Но за незалежну, ни за Родину,ни за Бога.
Я последователен.
Будьте же и вы последовательны).

it


Григорий Ревзин

Колонка N 8

Три дня мучился некоторым несовпадением мыслей с моими либеральными друзьями. Но теперь, когда Шариф и Саид Куаши благополучно застрелены, я позволю сказать несколько слов. Мне кажется, мы не правильно трактуем трагедию в Париже как атаку исламистов на священный европейский принцип свободы слова.

Я никоим образом не оправдываю убийц, не хочу сказать, что карикатуристы сами нарвались и т.д. Местные верующие так часто оскорбляют мой мозг, что я вовсе не против, если кто-то оскорбляет их чувства. Я о другом хочу сказать. Мне кажется неверным считать журнал "Шарли Эбдо" выражением свободы слова. Если мы делаем это, то оказывается, что свобода слова нужна для того, чтобы производить бессмысленные непристойности.
Если вы видели карикатуры этого издания, то вы понимаете, о чем я – по уровню художественного замысла, глубине мысли и языку они сродни картинкам в публичном сортире, хотя по тематике несколько шире. И все же принцип свободы слова существует не для того, чтобы рассказывать похабные истории о Боге и церкви, государстве и семье, великих и мелких людях.

Я понимаю, какую бурю негодования сейчас вызову, но я даже заострю в полемических целях. Это вообще не имеет отношения к свободе слова. Свобода слова вводится (и ограничивается) просвещенческими трактатами и конституциями начиная с XVIII века. А это более древняя штука. Невозможно понять, как вообще может существовать такой журнал в современной цивилизованной стране, если не знать, что это Франция. Страна Вийона, Рабле, страна готической скульптуры с преотвратительными комическими гадостями ада, и непристойных маргиналий на полях церковных рукописей. Карикатура возникает из средневековой смеховой культуры, и карикатуристы – это вовсе не ораторы и философы. Это шуты, гениальные скабрезники и похабники, произрастающие из карнавальной традиции.
Да, конечно, из-за той роли, которую сыграла французская карикатура в эпоху французской революции, она стала частью дискурса европейской свободы. Но это не значит, что она ею и является. Она явление гораздо более древней свободы – освобождения от оков цивилизованности, раскрепощения животного начала в себе. Возможность показать хрен императору – это вовсе не то же самое, что право разоблачать коррупцию, насилие власти или оспаривать налоги в парламенте. Это возможность сбросить с себя оковы общественных установлений, приличий и авторитетов. Иногда это помогает революциям, поскольку десакрализирует власть, иногда помогает власти, поскольку пройдя через карнавальное осмеяние, она укрепляется – так, по крайней мере полагал Михаил Бахтин. Но существует эта традиция вовсе не для власти, а для освобождения человека от себя самого. В основе этого дела не бичующий смех классической сатиры, а утробный хихик хмельного брюха, пупком заметившего свой хрен.
В силу, если угодно, исторической случайности в европейской католической традиции носителями смеховой культуры оказалась в числе прочих и клирики. Это довольно уникальное явление, из него вышло много чего важного, и, возможно, степень радикализма европейской свободы связана именно с этим обстоятельством. Это -- отдельная тема.

Но. В мусульманской культуре народная смеховая культура не менее развита, чем в Европе – достаточно в
спомнить турецкий кукольный театр (кстати, препохабный) или Ходжу Насреддина. Но, насколько мне известно (допускаю, впрочем, что ошибаюсь) традиции низового осмеяния распространяются здесь на султанов, визирей, купцов, мулл – но не на Пророка, праведных халифов и законы шариата. Нет такой традиции, шейхи носителями смеховой культуры не были – не знаю, почему. Кстати, православное христианство тоже не породило традиций смеховой культуры в отношении Бога. Уж до какой степени скабрезен русский лубок, но шутки на тему непорочного зачатия там не приняты.

Ужасный расстрел карикатуристов двумя исламскими фанатиками трактуется как столкновение средневековой дикости с модерновой европейской свободой. Я согласен с тем, что расстрел ужасный, я вчера был у французского посольства и оставил там цветы, я согласен с тем, что расстреляна европейская свобода – но не современная. Вообще-то если глядеть на это дело глазами отстраненного культуролога – это столкновение одного средневековья с другим. Это драма взаимного непонимания двух древних традиций, входящих в сердцевину национально-религиозного, а не модернового сознания. Просто в одной традиции можно и нужно сунуть свой голый зад в глаза Господа, раз уж он обрек тебя смерти, а в другой – нет, совсем нет, нельзя этого делать, ибо нельзя предъявлять свое срамное тело тому, кто дал тебе душу. Смерть – серьезная штука, разные культуры вырабатывают разные стратегии реакции на нее, а уж выработав -- за них держатся.

И с этой точки зрения – уж простите меня -- тут нет злодеев. Тут есть шекспировская драма двух начал, двух героев, каждый из которых идет на смерть за право быть собой. Вы что думаете, два этих безумца не знали, что их ждет после того, чего они наделали? Да они, похоже, специально оставили в машине что-то вроде визитной карточки – так в свое время русские террористы оставались на месте акции после ее совершения, чтобы ответить жизнью за свою кошмарную правду. В их дикие – да, согласен, дикие – понятия входит представление о том, что лучше смерть, чем стерпеть оскорбление Богу. В средневековье это бывает.

Collapse )
kvadratizm

Газета, которая молчала когда нужно. Чем на самом деле был «Шарли»

А.Мартьянов

Пара фрагментов:

"

Сегодня мы поговорим о том, чем был один ставший вдруг всем известным французский еженедельник.

Начиная разговор о "Charlie Hebdo" и связанной с ним громкой истории, происшедшей в первую декаду января, следует сразу оговорить, что издание это крайне левое (если не сказать — левацкое), резко антиклерикальное и нонконформистское. Также следует особо подчеркнуть, что погибший 7 января 2015 года главный редактор Стефа Шарбоннье был убеждённым атеистом и сторонником Левого фронта — это поможет нам понять, отчего же редакционная политика "Charlie Hebdo" привела к происшедшей драме, оценивать которую как "террористический акт" будет не слишком корректно.

Чтобы разобраться, чем именно занимался (и будет продолжать заниматься, невзирая на громкие события) данный журнал, нужно понимать цели, которые ставила перед собой редколлегия, и называть вещи своими именами — либеральное нытьё о "свободе слова и самовыражения" и прочих "европейских ценностях" мы отметаем сразу. Эти набившие оскомину мантры могут сколько угодно повторять на "Эхе Москвы", но нам требуется докопаться до истины, а не оглашать окрестности приевшимися и ничего не значащими заклинаниями.

А занимались в "Charlie Hebdo" вот чем: маргинализацией, дискредитацией, разрушением морального фундамента и уничтожением статуса и авторитета определённых социальных групп, общественных явлений и институтов, а также политических течений. Которые, по мнению редакции, не соответствовали "современному" (то есть их собственному, крайне левому) взгляду на мироустройство — это борьба с "отжившими своё" идеями и их носителями.

Думается, все помнят, что такое "окно Овертона": если вкратце, это сдвиг границ идей, которые могут быть восприняты обществом по шкале от "немыслимо", через "радикально", "популярно" и "приемлемо", до состояния "общепринятого правила". Простейший пример "окна Овертона" — избрание Барака Обамы на пост президента США. Если ещё в 50-х годах ХХ века сама идея о том, что "чёрный" может стать президентом, вызвала бы хохот (немыслимо!), то путём долговременного и целенаправленного сдвига "окна" через политику политкорректности "окно" открылось — чернокожие кандидаты на высший пост конца 70-х и начала 80-х Ширли Чисхолм и Джесси Джексон (стадии приемлемости и разумности), затем первый госсекретарь-афроамериканец Колин Пауэлл (разумно и популярно), и в итоге — Обама в кресле президента (принятая всеми норма).

Так вот, господа из "Charlie Hebdo" упорно и целеустремлённо двигали своё "окно Овертона" в общественном мнении по совершенно очевидному направлению: через тактические ходы "смешное не страшно и не авторитетно" и "смешное не должно вызывать уважения", а также "высмеянное — недостойно" — к полной дискредитации своих идейных противников. А именно: религии (любой), правых политических традиционалистских взглядов и, соответственно, политиков данного толка.

Словом, занимались они идеологической и психологической войной — жёсткой, без каких-либо правил, без намёка на уважение "сакрального" с использованием всех доступных провокаций. Абсолютно сознательно. "Для шуток нет запретных тем", кроме того "шутки" зачастую носили непристойный характер с сексуальным подтекстом.

Что ж, если это война — то на войне как на войне. Итог известен.

"

**

По существу, 7 января 2015 года одна конкурирующая группа нанесла ответный удар по другой группе, обладающей абсолютно несовпадающей суммой идеологий и мыслей. Удар ассиметричный, но с точки зрения нападавших, Саида и Шерифа Куаши и Хамида Мурада, абсолютно легитимный. А тот факт, что убийцы являлись гражданами Франции, лишь подтверждает неоспоримую истину: французское общество тяжело больно, имея принципиально неразрешимую проблему в виде (пока ещё) меньшинства, не способного разделить его идеологию и ценности, сколько бы ни было произнесено слов о толерантности, терпимости и прочих постиндустриальных химерах.

Вторая группа, а именно представители "Charlie Hebdo", по которым был нанесён целевой удар, в свою очередь на протяжении многих лет целенаправленно и сознательно разжигала религиозную, национальную и социальную рознь в самом буквальном смысле этих слов — и не надо говорить о "свободе слова". Деятельность журнала не имеет к таковой никакого отношения: мы наблюдаем левацкую группу, поддерживаемую определённой частью населения Франции со своей суммой идеологий и системой ценностей, ради продвижения которых все средства хороши. Полное пренебрежение базовыми стандартами этики и вызвало соответствующую реакцию со стороны не менее маргинальной группы. Продолжаться это вечно не могло — вполне естественно, что во взрывоопасной среде нельзя шутить со спичками. Взрыв последовал.

Особое беспокойство вызывает другое: ни современное французское общество, ни государство и пальцем не пошевелили для того, чтобы установить чёткие границы между оскорбительной непристойностью и остроумной критикой. Хотелось бы напомнить, что когда предшественник данного издания, журнал "Hara-Kiri", позволил себе грубо "пошутить" о смерти Шарля де Голля в 1970 году, его попросту прикрыли — тогда в связке "государство–народ" ещё существовала самоцензура и понятия о том, что можно, а что нельзя. Теперь и этот ограничитель снят — смотри пункт о взрывоопасной среде



Полностью :

http://www.warandpeace.ru/ru/commentaries/view/97553/
kvadratizm

Толпы глупцов



аvvаkоum пишет:

"Недавно Оланд вывел полчища je suis Charlie. Людей покинуло здравомыслие.

Результат налицо, как говорится. Весь вопрос в том, возможно ли их вернуть к жизни? Честный ответ однозначен: нет, невозможно. Они хотят опиздюлится. Вожделеют этого, готовят это, пестуют и уповают. Они ненавидят каждого, кто хочет им помешать опиздюлиться лично, опиздюлить своих близких и будущие поколения.

Поэтому проблема не в кошельках и биржах. Проблема в том что они Charlie. В действиях французов и их туземных вассалов в РФ больше нет никакой логики. Толпа сытых людей вышла на улицы, чтобы оскорбить голодные и злые толпы фанатиков, у которых кроме "веры" и потенции ничего нет. Сколько их было, Шарлей? 3 миллиона? 3 миллиона сытых, не умеющих стрелять, туповатых, ленивых, неинформированных, аморальных, несамостоятельных, оболваненных пропагандой дойных "налогоплательщиков". У которых нет ни Калашей, ни армии, ни полиции. Только Оланд. И вот они плюют в рожи сотням миллионов полуголодных людей, готовых порвать любого за Мохаммеда или Христа.

Как это лечится? я ума не приложу. Никак. Переформатирование неизбежно."
kvadratizm

Кратко, и очень точно.

Пишет priest_ali

"Сама постановка вопроса заставляет себя отождествиться или не отождествиться с Шарли. Человек по определению - не Шарли, ибо это другой человек. Например, я - не Шарли, потому что я - priest_ali.

Сама эта акция с Шарли манипулятивна. Предлагается одно из двух.
1. Сказать "я - Шарли", и через это осудить убийство, но тогда через это искусственное отождествление человек соглашается со всеми теми издевками, которые журнал публиковал.
2. Сказать "я - не Шарли", осудив деятельность журнала, но записавшись а ряды тех, кто одобряет убийство.

Все это какая-то политическая игра.

По существу: я как против убийства, так и против оскорбительных карикатур.
"

**

Дьявол почти всегда предлагает ложные альтернативы.
Разные.
Одна из них - выбор меньшего из двух зол, например.
kvadratizm

Цитата и карикатура



**

"Фарисейство <папы> Франциска заключается в том, что осудив экстремизм и насилие террористов (что весьма правильно) папа параллельно “забыл” осудить медиа-экстремизм издания Шарли. Жертв этого медиа-терроризма несравнимо больше – десятки миллионов европейских школьников и студентов чья психика отравлена и искалечена, безо всякого преувеличения, сатанинским медиа-терроризмом а-ла Шарли."

(piter_pen_01 )