Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

кр. крест

Лейтан про Антипапу Бергольо



Мой френд, католик и учёный Эдгар Лейтан пишет:

"Франциск Бергольо в очередной раз, что называется, "отжёг непадеццки":

"Папа Франциск продемонстрировал роль десяти заповедей, которые необходимо соблюдать, но они не являются «абсолютными», потому что их «функция ограничена во времени» ("Papa Francesco ha esemplificato il ruolo dei dieci comandamenti, che vanno osservati ma non sono «assoluti», perché la loro «funzione limitata nel tempo»", La Stampa).

Заголовок заметки в "Ла Стампе": "Papa Francesco: i comandamenti non sono assoluti", "Папа Франциск: Заповеди не являются абсолютными".

Приплыли, что называется.

При этом, по словам этого же человека, считающегося главой Церкви Христовой: "Вакцинация - это акт любви". То есть введение в свой организм не проверенного на предмет эффективности и побочных действий, на скорую руку сварганенного дельцами из Бигфармы шмудряка -- абсолютна и не подлежит ни малейшему сомнению. В ней "Закон и все пророки!"

Да, интересна иерархия ценностей при нынешнем "понтификате любви". Любопытен этот человек, считающийся понтификом. Всё думаю: просто Антипапа, каковых в истории Церкви было немало, или всё же что похуже?

Человек этот всё больше напоминает мне этакого просветленца-нео-адвайтина, каковых балаболтателей языком развелось несметное число. И вот он с важным видом утверждает: "Всё есть Брахман, всё абсолютно, нет вообще никакой разницы между чем либо. Что бы ты ни делал, всё спасительно! Нет ни заповедей, ни пути, всё едино! Вы все уже находитесь во Христе, в Будде, в Аллахе, в Мухаммеде, только надо это осознать!"

Воля ваша, но одному ли мне тут везде чудится шебуршение сотен востренько-когтистых ножек Пачамамы и клёкот нетопырей, доносящиеся из амазонских болот, как и некий удушающий сернистый дух?..

Addendum:

Увы, я не могу с душевной лёгкостью этого человека просто "послать", как советуют мне некоторые знакомые. Сама его зловещая фигура -- это, как писали авторы трактатов по нравственной теологии, чрезвычайно для меня болезненный casus conscientiae, дилемма совести. В своё время, в юности и молодости, я много лет отдал Церкви, и всё это было, в общем и целом, отнюдь не формально и не ради "хлеба куса", но по призванию.

Для меня фигура Хорхе Бергольо на папском престоле -- это как обрушение всей глубинной мировоззренческой основы, масштаб которой я ещё не успел целиком осознать. Это настоящая катастрофа, с которой я пока толком не знаю, что делать, пребывыя в крайней растерянности. "

++

Мой камент:

Спасибо за материал.
Я понимаю Вас, когда Вы пишете о растерянности.
Но, мне кажется, выход из неё есть.

Вы ведь, будучи добрым католиком, уверовали в Христа, а не в фигуру Папы?

(Кстати, настоящий Папа — на Небесах, наш небесный Отец).

Думаю, выход из этой растерянности, посмотреть шире.
Осознать себя учеником Христа. Христианином. Причём именно христианином западной литинской церковной традиции. Но не "папистом".

Таким образом, Вы останетесь верны себе и своей вере!
А вот Горгулья при этом окажется предателем...

**

Ну, и конечно, не могу не внести крошечное уточнение. Глава Церкви Христовой — Христос.

А Папа возглавляет Церковь Римскую, как её предстоятель. Но Западе есть и другие церкви...

Оригинал этой записи размещён на https://tapirr.dreamwidth.org/5622073.html

Пожалуйста, комментируйте её ТАМ, используя OpenID Комментарии
kvadratizm

Краснова. Они соображают

https://www.apn.ru/index.php?newsid=40138

Лет десять назад в России активно спорили о введении основ Православия в школьную программу.

Тогда я была категорически против.

Сейчас, рассматривая вот такие «веселые картинки», думаю, права ли я была.



Они соображают



































Конечно, хочется найти себе оправдания, и это, в общем, не сложно – учитывая то, что преподавать тогда собирались никак не Откровение Иоанна Богослова и видения Пророка Даниила, а бесконечную, бессмысленную, тоскливую жвачку, сводящую Христианство к альковным запретам и диетическим предписаниям.




Тогда мне казалось, что лучше никак, чем эдак. Мне, видите ли, было очень обидно за Бога.


Как у большинства детей, взрослевших в восьмидесятые, мое Христианство было книжным. И еще – что неимоверно важно – Христианство тогда было нашим протестом. То есть, по моему глубокому убеждению, находилось именно там, где ему и должно находиться – в оппозиции.


Я говорю об очень «вегетарианском» времени, если вы меня понимаете. Внутри советского монолита что-то уже трескалось и подрагивало, кое-где осыпалась штукатурка, струился песок, местаминачинало подтекать, и становилось очевидно, чтоздание рушится, а империя впадает в маразм медленно и неуклонно.




Никого уже не расстреливали на страшных подмосковных полигонах, не скармливали мошке на Соловках, но все-таки мое первое Евангелие попало ко мне контрабандой, и было издано в Брюсселе, издательством «Жизнь с Богом», томиком на тончайшей папиросной бумаге, в мягком переплете, величиною в мою ладонь. Человек, передавший нам эти крошечные книжицы, был учеником отца Александра Меня, и сделал он для нас, московских студентов начала восьмидесятых, лучшее, что можно было сделать: он передал нам Завет так, как передают патроны, прокламации, взрывчатку.




«Никому не показывай, никому не говори, не вынимай в метро, если арестуют и спросят, от кого тебе досталась эта книжка – говори: от Матфея».


Нынешние дети и в России, и в Италии (тех двух странах, что я видела вблизи) лишены были этого счастья – носить Евангелие в потайном кармане, читать его так, как первые христиане – тайно, в катакомбах своих маленьких кухонь, под лампой за письменным столом, с фонариком под одеялом.Их не ловили у ворот храма дружинники, им не грозили психушкой за крест на шее и цитаты из Писания. Благая Весть для них не была секретом, переданным из уст в уста, так, как говорят о самом важном: горячим шепотом, чтоб никто не узнал.


Христос вошел в их жизнь персонажем «из школьной программы».

Занудой со списком запретов.




Нам, везунчикам, Он достался бунтарем, революционером и заговорщиком. Умным, честным, совершенно бесстрашным, и почему-то готовым на все ради нас. Ради меня лично, представляете? Ему нельзя было не поверить, и не полюбить было нельзя.


Мы верили не в Него, мы Ему верили. Не знаю, ощущаете ли вы разницу. Для меня она состоит в личном обращении Бога ко мне. В моем личном ответе Ему. Слабом, вероятно ошибочном, но – личном.



Сейчас я думаю: нет ли нашей вины в том, что сегодняшние подросшие дети ничего такого о Нем не узнали, а значит, и прихода новой религии не заметили?



Она похожа на прежнюю – так, как злая маска похожа на человеческое лицо, как шутовской наряд – на человеческую одежду, как «новая нормальность» на новое небо и новую землю, как прививка на причастие.

«Это же так классно, ребята! Можно привиться от смерти!» - пишет взрослый, умный, очень мне дорогой человек.

«Зато ты не умрешь!» - вторят ему сотни и тысячи.




К сожалению, мы с авторами этого всемирного шабаша читали одни и те же книги.

Нет, детишки с этой картинки, конечно, не читали ничего, на то и расчет.

Но мы-то смотрим в их пустые мертвые глаза поверх детских голов, мы все еще сипим задушено: «Вы что, не соображаете, что делаете?!»

Они соображают. Поверьте, они-то соображают.




На что остается рассчитывать нам?

Мне кажется, только на одно: очень трудно имитировать Любовь. У них пока получается только ненависть. Может быть, это тот плод, по которому «их» можно узнать, кем бы они ни были.

Оригинал этой записи размещён на https://tapirr.dreamwidth.org/5621074.html

Пожалуйста, комментируйте её ТАМ, используя OpenID Комментарии
kvadratizm

Конец мировой истории

Ещё  до начала войны я писал.
Обратите внимание, что мнрзкий ютюб удалили видео, но что такое кримая Снукса-Панова, вы легко найдёте.

труба


К первой части фонограммы:

Кривая Снукса-Панова выходит на вертикаль к 2040 примерно году.
Всё.
Технологическое развитие человечества заканчивается.

Вариантов далее несколько:

1. Господь закрывает этот проект (имею ввиду историю Адама, т.е. человечества), со всеми актами Mарлезонского балета, см. Откровение Иоанна.

2. Обрушение очередной Вавилонской башни. История человечества (как арена борьбы Бога с Вавилоном) продолжится.

3. Вариант п.2. Ещё не обрушение очередной башни, а только лишь этап в её строительстве. Все недовольные НМП (кому удастся спастись) должны будут уйти в подполье и вести вооружённую или иную борьбу. В конце Вавилон, конечно, будет разгромлен. Но когда и как - мы не знаем.

i.t.
kvadratizm

Ковид-поэма

Автор неизвестен

 КОВИД-ПОЭМА
 
Глава 1
 
Известно всем, к чему лукавить
И приукрашивать позор?
В тот год в России начал править
Всесильный Роспотребнадзор.
Сам президент, страшась ковида,
Не подавая, впрочем, вида,
Оставил Кремль и Москву
И, коль народную молву
Принять за истину, спасался,
Надёжным бункером храним,
Откуда подданным своим
По телевизору являлся,
Чем убеждал народ простой,
Что он по-прежнему живой.
 
II
 
Тогда ж московский городничий,
Почуяв безраздельну власть,
Отбросил прочь ярмо приличий
И над Москвой глумился всласть.
С Поповой, главной санитаркой
(И, к слову, внешности неяркой)
Собянин сделку заключил
И одобренье получил
Своим прожектам сумасбродным.
Чудить он начал день за днём,
И слова доброго о нём
Не сыщешь в мнении народном.
И то сказать – «Оленевод»,
Как окрестил его народ.
 
III
 
Москва… Чего ты не видала
За свой тысячелетний век?
Пришла пора – и ты узнала,
Как может пришлый человек,
Заезжий фраер из Тюмени
И властолюбец – вне сомнений –
Всех усыпить и обаять
И головой столичным стать.
Менять бордюры ежегодно,
Весь город плиткой замостить,
В Москву киргизов напустить
И прочей чуди инородной.
И понатыкать тут и там
Стеклобетонный стыд и срам.
 
IV
 
Но лебединой песней мэра
Явился тот злосчастный год,
Когда всесветная афера,
Масонских лож бесовский плод,
В народе прозванный ковидом,
Похожий на корону видом
Треклятый вирус, наконец,
Достиг Москвы. Наш молодец
Издал указ: всем горожанам
Перчатки с масками надеть,
Всяк день безвылазно сидеть
В квартирах душных стариканам,
По одному везде ходить
И руки с мылом чаще мыть.
 
V
 
Потом пошли иные трюки:
Вводиться стали пропуска –
Продукт компьютерной науки,
И полицейского рука
Могла схватить тебя за шкирку
И пятизначную цифирку
В порядке штрафа предписать
За то, что ты посмел гулять
В закрытом городничим парке –
Неважно, в маске или без…
Собянин, точно хитрый бес,
Преподносил свои подарки.
Повсюду карантин внедрял
И мелкий бизнес разорял.
 
VI
 
Когда бы предок московита
Потомка нынче увидал,
От одного б его лишь вида
Объятый ужасом бежал.
Москвич от мала до велика
Лишился собственного лика,
Он маску носит день-деньской,
Как сумасшедший городской.
Ему без маски нету входа
В сбербанк, в аптеку, в гастроном,
В метро не пустят нипочём.
Тот, кто без маски, – враг народа.
И днём и ночью над Москвой
Унынье бдит как часовой.
 
VII
 
В век скоростного интернета
И прочих всемогущих СМИ
Всё население планеты
Легко становится детьми
По части бедного рассудка;
Любая новостная утка,
Псевдонаучная статья,
Любая чушь, галиматья,
Когда кому-то это надо,
Догматом делается масс,
И за безумца примут вас,
Коль вы не впишитесь в их стадо.
А стадом управляет плеть –
Страх заболеть и умереть.
 
VIII
 
Увы, Москва не исключенье.
С утра и до ночи – одно:
Кому назначено леченье,
Кому уж это всё равно,
Статистика вновь заболевших,
Число недуг не одолевших,
Тот помер, та ещё жива,
Однако выживет едва…
Всеобщей паникой охвачен,
Огромный город сам не свой;
Накрылся маской с головой,
Подавлен, молчалив и мрачен.
Лишь улыбающийся мэр
Всем – жизнелюбия пример.
 
IX
 
Рассказ наш горестный добрался
До Церкви, Господи, спаси…
В героях драмы оказался
И патриарх всея Руси.
Главсанитар мадам Попова,
Стращать народ всегда готова,
Во дни Великого поста
Отверзла хищные уста
И прорекла, что храм опасен,
Что здесь людей не берегут
И гигиеной небрегут,
И прочий ворох бабьих басен.
Его Святейшество внимал
И всё как надо понимал.
 
X
 
Он санитарные каноны
Распорядился соблюдать:
Дезинфицировать иконы
И крест отнюдь не целовать,
Завёл на службах маскарады
(Нашлись и те, что были рады).
И одноразовый стакан
Стал правилом для прихожан.
Общался с членами Синода
Отныне патриарх онлайн.
Насчёт Святых Христовых Тайн –
Для безопасности народа –
Решали наши мудрецы,
Богобоязненны отцы.
 
XI
 
И порешили: впредь народу
Святые Тайны подавать,
Макая лжицу в спирт и в воду,
Потир притом не целовать!
А тут, едва пришла Страстная,
Явилась вдруг беда иная,
Святейший, аки бусурман,
Придумал подвиг для мирян.
Благословил он их в пустыню
Святой Марии подражать;
Он не хотел их обижать,
Лишая службы и святыни,
Но Роспотребнадзор велел
И патриарх «Аминь!» пропел.
 
XII
 
Тут сатана властям безбожным
Такую мерзость нашептал:
– «Никак дозволить невозможно,
Чтоб по церквам народ встречал
Христову Пасху! Запретите!
Епископату прикажите,
Чтоб не пускали в храм народ,
И так, мол, Пасха каждый год,
А нынче дома посидите,
Кропите сами куличи
Да разговляйтеся в ночи,
Да лучше лишний час поспите».
И к Воскресению Христа
Вся Церковь сделалась пуста.
 
XIII
 
Архиереи лишь с попами
Служили Пасху, без людей.
С экранов льстивыми словами
Текли ручьи проповедей.
Иные батюшки сурово
К народу обращали слово:
Мол, это всем – епитимья,
Все согрешили – ты и я.
Но унывать – ещё грешнее,
Пристало радоваться днесь!
Архиерей, красивый весь,
Как только можно веселее
«Христос воскресе!» – возглашал,
Но храм пустой не отвечал.
 
XIV
 
Когда в войну играют дети,
Вслед за войной приходит мир.
Совсем не то, когда соцсети
Влекут народ на бранный пир.
В Живом Журнале, в Инстаграме,
В Фейсбуке или в Телеграме
И дни, и ночи напролёт
Народ баталии ведёт,
Ругает власть, Патриархию,
Цифровизацию, ковид,
Госдеп, Госдуму, и кричит,
Какие все они плохие,
И уж не разберёт никто,
Кто виноват и делать что…
 
XV
 
Седмица Светлая настала,
Крещёный мир возликовал,
А в соцсетях пожар скандала
Ещё сильней забушевал.
Синод и патриарха лично
Ругали зло и неприлично
И за гоненье на народ,
За отменённый крестный ход,
За поругание святыни,
За потакание властям
(Что продались давно чертям),
За то, что будем мы отныне
И дальше лжицу спиртовать
И гнев Господень стяжевать.
 
XVI
 
Почти два месяца минуло,
И отменили карантин.
Москва, бедняжечка, вздохнула,
К тому же лето! Мирянин
На праздник Троицы, с опаской
Под ставшею привычной маской
Вернулся из пустыни в храм.
Его здесь ждали. Тут и там
Полы размечены чертами,
Чтоб каждый Божий человек
Беды на брата не навлек.
Всех обеспечили местами,
«Навроде шахматных фигур» –
Шутил знакомый балагур.
 
XVII
 
Тут архипастырское слово
Достигло дивной высоты.
Два записные богослова
Отверзли проповедью рты.
Их речи, полные участья,
Предохраняя от несчастья,
Учили истине одной:
Нет в мире ценности иной,
Чем жизнь и доброе здоровье!
Их должно всячески беречь
И грех здоровьем пренебречь,
Всё остальное – прекословье.
И против истины идёт
Тот, кто не слушает Синод.
 
XVIII
 
Кто ж эти чудные витии
И Златоусты наших дней?
Кто круче всех в Патриархии
Непослушливых гнал взашей?
Их имена войдут в анналы,
И даже антиклерикалы
Пред ними головы склонят,
Не в силах испустить свой яд.
Но пусть читатель наш сметливый
Сам догадается, о ком
Здесь толк пространный мы ведём
В сей повести неторопливой.
Мы набросаем их портрет
Посредством нескольких примет.
 
XIX
 
Один, учёностью блистая,
Томов с полсотни написал.
Признаюсь, оные листая,
Я непочтительно зевал.
За ним ещё бежала слава:
Он композитор был, но, право,
Как уверяли знатоки,
Весьма посредственной руки.
Другой прослыл как храмоздатель
И автор книжицы одной:
Про «несвятых святых» – смешной
И задушевной. Мой приятель,
По книжной части лоботряс,
Прочёл её осьмнадцать раз.
 
XX
 
Казалось бы, такие оба
Благопристойные на вид,
Но страх треклятого микроба
Бог знает что с людьми творит.
Два удалых архиерея,
От возмущенья багровея,
Мирян из храма стали гнать
И громогласно обвинять
В том, что они желают смерти
Несчастным пастырям своим,
Ходя на службы… (говорим
Со слов свидетелей, поверьте).
И своего добился страх:
Пустели церкви на глазах.
 
XXI
 
В те дни догматом новым стала
О послушании лапша.
Она облыжно утверждала,
И тем была нехороша,
Что слушать следует начальство
Без критики и зубоскальства,
И мысль была зело проста:
Молитвы выше и поста
Оно, святое послушанье
Всему, что делать власть велит,
А тех, кто против говорит,
Ждёт строгий суд и наказанье.
Нашлись, к прискорбию, попы,
На кнут и дыбу не скупы.
 
XXII
 
Что ж патриарх об эту пору?
Как древних лет анахорет,
Он предал плоть свою затвору
В скиту, покинув белый свет.
Служил без челяди, укромно,
И так по-деревенски скромно,
Как никогда ещё досель
Не доводилось. Канитель
Текущих дел его томила.
«Ах, кто бы знал, как он устал…
И как бы много он отдал,
Чтоб всё вернулось так, как было…»
Но каждый новый Божий день
Страх смерти рядом был, как тень.
 
XXIII
 
Меж тем декабрь уж завершался,
А с ним и страшный этот год.
Всяк обыватель погружался
В рутину праздничных хлопот.
Тот наряжал покраше ёлку,
Другой, не видя в этом толку,
Побольше водки запасал,
Но каждый искренне желал,
Чтоб в Новый год свершилось чудо
И сгинул морок навсегда,
Чтоб миновала всех беда,
Пришедшая невесть откуда,
И превратившая народ
В запрограммированный скот.
 
XXIV
 
Премудрость нашей медицины,
Бог видит, тоже не спала:
Изобретением вакцины
Стране надежду подала.
Сам городничий укололся,
В чём принародно раскололся,
А президент – отнюдь не стал:
Ему статут не дозволял.
Учителя, врачи, солдаты,
Служаки социальных сфер –
Должны были явить пример,
Как избранные кандидаты,
И медицине послужить,
Ну… или головы сложить.
 
XXV
 
Повсюду, в сёлах и столицах,
Вакцина от сея чумы
Явилась притчей во языцех
И будоражила умы.
Народ, не доверяя власти,
Ждал от неё одной напасти
И прививаться не спешил.
Простого смертного страшил
Коварный замысел злодеев,
Что, дескать, запросто могли б
Ввести с вакциной некий чип,
Изобретение халдеев,
И совратить крещёный люд
В цифровизированный блуд.
 
XXVI
 
В церковной жизни всё вниманье
Снискала патриарха речь.
Он зачитал её в собранье
Московских клириков (сиречь,
Собранье было виртуальным,
Хотя вполне официальным).
Святейший сетовал на то,
Что нынче сделалось не то,
Что прежде, – храмы опустели,
Пустыня не вернула всех,
А новой миссии успех
Не столь внушителен на деле.
И если дальше так пойдёт –
Прощай, потерянный доход.
 
XXVII
 
Итог работы многодумной
Решил Святейший предложить:
Русификацией разумной
Богослуженье оживить.
Апофеозом этой речи
Явились софринские свечи.
Мол, спрос на них совсем упал,
Впредь чтоб никто не покупал
Свечей чужого производства…
Народ от патриарха ждал,
Чтоб он хоть пару слов сказал
Про спиртовое сумасбродство,
И чтоб кощунство отменил,
Но Бог его не вразумил.
 
XXVIII
 
Зима! Собянин, торжествуя,
Подводит годовой итог;
О городской казне ревнуя,
Он сделал всё, что сделать мог.
« - Продажа масок и перчаток
Пусть не ахти какой достаток,
Зато уж тесты на ковид –
Вот где златой Клондайк сокрыт
И есть для дела перспектива!
И, наконец, штрафной оброк;
Велик, мол, ноют, и жесток,
А как по мне - всё справедливо.
Ах, если б можно было брать
За право воздухом дышать…»
 
XXIX
 
Да не подумает читатель,
Что городничий – людоед.
Нет, он романтик и мечтатель
И, Бог свидетель – он поэт!
Взыскуя блага для народа,
В честь наступающего года
Украсил Матушку-Москву,
Явивши сказку наяву:
Огней немыслимы каскады,
Леса светящихся древес,
Китайской мудрости чудес
Неисчислимы мириады!..
Мы все тщеславия полны;
Избранники – за счёт казны.
 
XXX
 
Пора и нам поставить точку
В столь затянувшейся главе.
Для эпилога втиснем строчку,
А то пожалуй что и две.
Престранный год. В картину мира,
Как выстрел посредине пира,
Он вбросил мрачные цвета,
И ада грозные врата
Как будто б чуть приотворились,
Дохнуло страхом и тоской,
И чёрной гробовой доской
Дни многих в этот год закрылись.
Но верным в сей юдоли слёз
«Не бойтесь!» – говорит Христос

Оригинал этой записи размещён на https://tapirr.dreamwidth.org/5615568.html

Пожалуйста, комментируйте её ТАМ, используя OpenID Комментарии
kvadratizm

Почему протоиерей Кирилл Сладков уволен с должности предстедателя Синодального отдела

Незыгарь напомнил свою же публикацию от 10 июля 2019 года:

"Одной из основных причин отстранения на Синоде прот. Кирилла Сладкова от должности Председателя Синодального отдела по делам молодежи стали скандалы с его сексуальными связями. Правда, все эти связи были с девушками. Что, возможно, и вызвало излишний гнев членов Синода".
kvadratizm

Церковь созидается нами

Человек может познавать Бога только в Духе Святом.
Человек может побеждать грех только Духом Святым.
Человек может уподобиться Христу только силой Святого Духа.

Эти три действия Третьего Лица Святой Троицы и определяют Его роль в нашей жизни. Он – единственный «Посредник» между нами и Богом. Дух Святой – мост, раскинутый над пропастью первородного греха, некогда разделившей человека с Творцом; мост, по которому мы переходим из состояния вины, греха, стыда и страха (см. Быт 3) в состояние сыновних и близких отношений с Богом. В Духе Святом наш Господь открывается и переживается как Отец (Рим 8:15). Именно поэтому для ранней Церкви было очевидно и наглядно, что сыновья и дочери Божии суть те, кто в своей жизни «водимы» Духом Святым; а «тот, кто Духа Христова не имеет – тот и не Его» (Рим 8:9). Ежедневное руководство Духом Святым должно было переживаться на практике (см. Деян 8:29). Без Духа Святого Церковь была бы всего лишь одним из множества религиозных институтов нашей планеты, а каждый христианин – всего лишь адептом этой религиозной организации. К сожалению, именно такой взгляд на христианство предопределил его «кризис» в современном обществе. Без «узнавания» таинственного действия Святого Духа в Церкви, без прислушивания к Его голосу, без следования Его руководству верующие теряют ту самую «соль», которая одна только и делает христианство новой Жизнью, радостной Вестью, а не еще одной «человеческой, слишком человеческой» системой. Церковь – это община учеников Христа, исполненная и постоянно исполняемая Святым Духом. Церковь – это семья детей Божьих, тех, кто доверился Ему и кого Дух берет за руку, ведя через всю жизнь к полному и совершенному уподоблению Христу в Царстве Небесном (в Вечности). Такой Церковь задумана, такой она создана. Исторический же путь Церкви из столетия в столетие – это тернистый путь, в ходе которого предательства и отступления от первоначального Замысла постоянно и терпеливо врачуются, исцеляются той же благодатью Святого Духа, что неизменно пребывает в самом сердце Церкви. Итак, Дух Святой открывает нам Бога Отца и Христа как нашего Господа и Спасителя – да; Он раскрывает перед нами Церковь как нашу общую семью, собранную вокруг Христа и Его Евхаристической Трапезы. 72226_original Тайная вечеря. Миниатюра из армянского Евангелия 1232 года Но Дух открывает нам и нас самих! Он раскрывает богатство и красоту нашей личности, со всей ее хрупкостью и дарами. Он стремится постепенно преобразить все наше существо. Потому что Он любит нас. И более и более высвечивает те грани, которыми каждый из нас начинает становиться отдаленно похожим на Христа… В этом смысле можно сказать, что дар Святого Духа дается для служения другим, для полного раскрытия личности человека в таком служении. Ранняя Церковь прекрасно это осознавала: очень часто, в момент схождения Духа, верующие сразу же переживали необычайные действия в себе духовных даров: пророчества, особой вдохновенной молитвы, исцелений и др. (1 Кор 12). Дар, через который Дух Святой проявляется в каждом конкретном верующем, соответствует отчасти его природным склонностям, особенностям характера, а отчасти отражает неисповедимые пути Промысла об этом человеке. И сейчас, как и 2000 лет назад, Дух Святой все еще осиявает верующих и ищущих Его, хоть и не всегда это происходит столь же наглядно и ярко – однако, если благодать коснулась сердца, она обязательно оставит в нем некое «внутреннее свидетельство», знание (ср. 1 Ин 2:20). Считать иначе означало бы отвергать Церковь как таковую, обесценивать все дело Христово и, по мысли великого византийского мистика прп. Симеона Нового Богослова, впасть в наихудшую из ересей. Но, так же, как и в случае с Крещением, благодать Миропомазания необходимо углублять и раскрывать в себе в течение всей дальнейшей жизни. Иначе христианин останется бесплодной смоковницей (Мф 21:18-19). Какие же плоды должно иметь вселение Святого Духа в христианина? Их перечисляет ап. Павел: «любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание» (Гал 5:22-23). Angel Red pomegranate, a new variety that has soft seeds within the edible arils, and is large and red for its season; grown by Claude, Joel and Shane Atkins in Visalia, 9/21/10 © David Karp Angel Red pomegranate, a new variety that has soft seeds within the edible arils, and is large and red for its season; grown by Claude, Joel and Shane Atkins in Visalia, 9/21/10 © David Karp Эти плоды вызревают только при условии теснейшего общения с Духом Святым, в прямом смысле сотрудничества с Ним. А оно, в свою очередь, проходит по четырем основным каналам: — молитва; — Таинства (особенно Евхаристия); — чтение Слова Божия; — общение с людьми, с братьями и сестрами по вере, и все вытекающие отсюда поступки, слова и мысли. Конечно, такое деление условно: в конце концов, абсолютно все в нашей жизни должно одухотвориться – стать «духовным», т. е. причастным благодатному действию Святого Духа. Но это – христианское совершенство. А до тех пор, пока мы на пути к нему, необходимо использовать указанные «инструменты». Свят. Феофан Затворник высказывает такую мысль, что благодать Миропомазания – как огонь, скрывающийся под пеплом наших страстей, забвения, небрежности: следует раздуть этот огонь трудом молитвы и других христианских добродетелей. А прп. Серафим Саровский даже учил, используя наглядные образы из жизни купцов, что этими добродетелями нужно «торговать духовно», т. е. смотреть, какие из них дают каждому из нас больше благодати Святого Духа: «дает вам более благодати Божией молитва и бдение – бдите и молитесь; много дает Духа Божиего пост, поститесь, более дает милостыня, милостыню творите, и таким образом о всякой добродетели, делаемой Христа ради рассуждайте» (беседа прп. Серафима Саровского с Н. А. Мотовиловым). Эти образы могут кого-то смутить своей кажущейся «меркантильностью», словно вся жизнь христианина вращается вокруг собственного эго и его духовной пользы. На деле же здесь заключена глубокая истина: то дело, тот труд, при исполнении которого человек ощущает благодать в большей мере, чем при других занятиях, указывает на его призвание и служение в Церкви и в мире, формирует его как личность. Это и есть тот личный и уникальный дар (или дары) Святого Духа конкретному человеку, который дается, в конце концов, ради одной цели: возрастания в любви. Если внимательно, с рассуждением и советом с духовными наставниками, братьями и сестрами во Христе прислушиваться к этому тихому веянию Святого Духа (ср. 3 Цар 19:12), можно – и безусловно нужно! – найти ответ на часто задаваемый вопрос: «к чему меня призывает Бог?» И это не так трудно, как иногда кажется. По остроумному замечанию прот. Алексия Уминского, Бог не скрывает от нас Свою волю (а Его призвание – это всегда и самая большая радость для самого человека!), словно некий ребус. Отец заинтересован в том, чтобы Его дети были счастливы. Реализация личности христианина – не что иное, как его ответ на Божий призыв лично к нему, и полнота этой реализации зависит от полноты самоотдачи в следовании водительству Духа. Вот сколько даров, смыслов и целей заключено в самом малоизвестном Таинстве Церкви. Если Крещение является отправной точкой христианского пути, то Миропомазание в самом себе заключает семя его конечной цели – «обожения», когда все существо человека преображается, претворяется и обновляется нетварными энергиями Святого Духа. Все же последующие Таинства Церкви, равно как и все его труды, призваны раскрыть тот потенциал, который дан в Миропомазании. И если ученик Христов станет, как губка, напоенная благодатью, так что она течет и изливается из всего его существа реками воды живой (Ин 7:38–39) – иными словами, если он станет святым – это и есть тот совершенный плод, рост и созревание которого началось в таинстве Миропомазания. А на меньшее Евангелие не согласно… P. S. В завершение приведем самый известный гимн Симеона Нового Богослова о Святом Духе: Не говорите, что невозможно принять Божественный Дух, Не говорите, что без Него возможно спастись, Не говорите, что кто-нибудь причастен Ему, сам того не зная, Не говорите, что Бог невидим людям, Не говорите, что люди не видят Божественного света Или что это невозможно в настоящее время! Это никогда не бывает невозможным, друзья! Но очень даже возможно желающим.

Этот текст взят из блога "Живое Предание: https://blog.predanie.ru/article/duh-svyatoj-zachem-on-nam/
Церковь созидается нами

Вот сколько даров, смыслов и целей заключено в самом малоизвестном Таинстве Церкви. Если Крещение является отправной точкой христианского пути, то Миропомазание в самом себе заключает семя его конечной цели – «обожения», когда все существо человека преображается, претворяется и обновляется нетварными энергиями Святого Духа. Все же последующие Таинства Церкви, равно как и все его труды, призваны раскрыть тот потенциал, который дан в Миропомазании. И если ученик Христов станет, как губка, напоенная благодатью, так что она течет и изливается из всего его существа реками воды живой (Ин 7:38–39) – иными словами, если он станет святым – это и есть тот совершенный плод, рост и созревание которого началось в таинстве Миропомазания. А на меньшее Евангелие не согласно… P. S. В завершение приведем самый известный гимн Симеона Нового Богослова о Святом Духе: Не говорите, что невозможно принять Божественный Дух, Не говорите, что без Него возможно спастись, Не говорите, что кто-нибудь причастен Ему, сам того не зная, Не говорите, что Бог невидим людям, Не говорите, что люди не видят Божественного света Или что это невозможно в настоящее время! Это никогда не бывает невозможным, друзья! Но очень даже возможно желающим.

Этот текст взят из блога "Живое Предание: https://blog.predanie.ru/article/duh-svyatoj-zachem-on-nam/
Церковь созидается нами



Оригинал этой записи размещён на https://tapirr.dreamwidth.org/5607227.html


Пожалуйста, комментируйте её ТАМ, используя OpenID
Комментарии
kvadratizm

Иннокентий Павлов о перевороте 1991

ГКЧП 1991

Похороны Ильи Кричевского, Владимира Усова и Дмитрия Комаря, погибших в Москве в ночь на 21 августа 1991. На похороны пришли около 200 тыс. москвичей. 24.08.1991

**

Иннокентий Павлов
20 августа
МОИ «ПЯТЬ КОПЕЕК» В СОБЫТИЯ АВГУСТА 1991 ГОДА

"Помню, как 19 августа 1991 г. в день начала путча, я, не имея желания, идти, как некоторые мои друзья, к «Белому дому», дабы, как я тогда для себя сформулировал: «Не быть подтанцовкой в чужой тусовке» (держусь этого принципа до сих пор), остался дома в своей коммуналке в Староконюшенном (дом 5/14) и попивая со своей соседкой добытые по случаю крепкие напитки с великим удовольствием посмотрел «Лебединое озеро», если мне память не изменяет, в канонической постановке Лавровского. Особенно, помню, вдохновил меня финал балета с гениальной по своему оптимизму музыкой Чайковского.
А утром 20-го я решил, что отосплюсь, а потом пойду в отель «Украина» пообедаю со своими греками. Они тут были на Конгрессе византинистов, который к тому времени завершился и на следующий день должны были вылетать в Афины. (Обращаю внимание, что Шереметьево-2 в дни путча работало в штатном режиме на прилет и на вылет).
Но ни тут то было. Уже в девять утра меня поднял телефонным звонком митрополит Кирилл и потребовал срочно явиться к нему в ОВЦС. И так я предстал перед ним около десяти утра и получил задание писать заявление Синода в связи «со сложившейся ситуацией». Помню, я тогда предложил обратиться к историческому опыту, напомнив о том, что Святейший Синод отреагировал на Февральский переворот уже тогда, когда всё устаканилось. «Нет, сказал мне м. Кирилл, реакция должна быть немедленной». Если немедленной, подумал я, то почему вчера он не вызвал меня в Серебряный бор. Видать, рано утром ему дала отмашку известная инстанция. Параметры мне были заданы такие: необходимо услышать голос Президента Горбачева и не допустить пролития крови.
Скажу сразу, советскую власть я никогда не считал законной. Легитимная российская власть для меня тогда прервалась большевицким разгоном Учредительного Собрания. Соответственно, и Горбачев никак не был «моим Президентом». Не то что Буш для американца или Миттеран для француза. Посему я решил пойти формальным путем, написав о Горбачеве-Президенте как об избраннике Съезда народных депутатов (квази-легитимность) и призвав «всех у кого есть честь и совесть не проливать братской крови». Потом м. Кирилл этот пассаж (единственный в моем тексте) исправил, упомянув Вооруженные Силы.
Другое дело, что с Синодом дело не заладилось (говорят, Ленинградский митрополит Иоанн был против), так что к вечеру мой текст был уже растиражирован в СМИ как заявление Патриарха Алексия II.
Помню, демократическая общественность возмущалась: «Чего так поздно!». Зато люди мудрые, в т.ч. номенклатурные, поняли: «Путч окончательно провалился, раз смиренный послушник власти выступил (не иначе как по отмашке) с таким демаршем.
Ну а приятную для меня оценку своего спичрайтерского труда я получил спустя время от диакона А. Кураева, который охарактеризовал то заявление, как «казенное, холодное, рожденное в недрах ОВЦС». Согласен. Именно таким я и хотел видеть свой текст, поелику всё тогда происходящее я видел как не мое. И также как не получила Россия «славу и процветание» (это из знаменитого послания Святейшего Синода, автором которого, как я установил был Сергий Страгородский) в Феврале 17-го, так осталась она от них далеко и в Августе 91-го.@

https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=2513621905373750&id=100001778956063

Оригинал этой записи размещён на https://tapirr.dreamwidth.org/5602384.html

Пожалуйста, комментируйте её ТАМ, используя OpenID Комментарии
кататься

Наша месть турецкому Папе

Хотя и вероотступник, но талантливый -никнейм Простопоп - написал зарисовку:



Империя наносит ответный удар.

Под завывания осеннего ветра в Москве работники ОВЦС сидят на телефонах и у компьютеров, с изменившимся лицом протягивая нити влияния вдоль планеты, через океаны, за горы, к сердцам и кошелькам Русского мира. Звучат разные языки, стучат костяшки счетов, мелькают нули. Достается грязное белье, вспоминаются старые грехи, листают личные дела, шепчут угрозы и кричат псалмокатары. Неслышно прошел сотрудник ФСБ, дымя вейпом Герцоговина Флор. Невидящим взглядом уставился с портрета Шмеман, прячет глаза Блюм, усмехается Мень. Снег ложится на книги Лариона, тает "На пути к литургическому возрождению" Балашова, иней на "Церкви Духа Святого". Зима близко

Оригинал этой записи размещён на https://tapirr.dreamwidth.org/5596075.html


Пожалуйста, комментируйте её ТАМ, используя OpenID
Комментарии