Category: отзывы

Category was added automatically. Read all entries about "отзывы".

kvadratizm

Чего мы причащаемся?

1. 
Начало темы:  http://tapirr.dreamwidth.org/5447366.html


2. 

Томас Кранмер пишет:


 
Про недавнюю статью Sergei Chapnin и мой отзыв на нее, в котором мы с Сергеем приговорили "евхаристическую экклезиологию", а многие хорошие люди не согласились.
 
Мне вчера позвонил знакомый духовного чину и рассказал, что у термина "евхаристическая экклезиология" есть значение, о котором я не знал. Это принятое на Западе выражение, и суть его примерно в том (очень огрубляя говорю, не придирайтесь), что та самая Церковь - там, где тот самый Бог, про которого люди веруют, что Он - ultimately хороший и в конце концов всем нам будет хорошо. И за это говорят Ему спасибо. Не "дай" или "сделай", а уже сразу "спасибо", потому что уже, считай, дал и сделал. Это тема, ее можно обсудить, но я не о том.
 
Я имел в виду другое. Под евхаристической экклезиологией я имел в виду распространенную в современном Мировом Православии идею о том, что якобы

(1) "двух несообщающихся евхаристий быть не может" и при этом

(2) нет Церкви без евхаристии (т.е. наличие правильной евхаристии делает церковь Церковью, а иначе это просто несанкционированный митинг). Т.е. если в моей Церкви евхаристия истинная (иначе нафига?), то у всех, кто с моей Церковью евхаристического общения не имеет, она ложная. А раз она у них ложная, то они - не Церковь в полном смысле слова.

Такова современная "евхаристическая экклезиология" (т.е. понимание роли евхаристии в Церкви) официальных православных Церквей. (Тут надо отметить, что они сами испытывают неудобство от такой ЕЭ, но это скорее протокольное неудобство, чем богословское).
 
Так вот, сия "евхаристическая экклезиология" - ложная.

(1) Может быть и евхаристия, и святость в церковных сообществах, предающих друг дружку всяким анафемам.

(2) Правильная евхаристия - это не "каноническая" евхаристия, а та, за которой благодарят Бога, а не товарища Сталина за счастливое детство, и, наконец,

(3) определяющим признаком учеников Иисуса служит определенный характер их отношений (хотя бы) между собой, а не определенные литургические акты, которые эти отношение (если таковые есть) должны выражать.
 
И напоследок - исторический пример. Когда-то в Церкви Шотландии существовал такой принцип: евхаристия не планировалась заранее как что-то обязательное. После воскресной службы (молитва плюс проповедь), те, кто хотел бы причаститься, оставались в храме и совместно обсуждали, те между ними отношения для столь интимного акта, или всё же не те. Часто бывало, что отношения пока не дотягивают, и все шли домой. А бывало, что они не дотягивают немножко, и тогда всё урегулировалось на месте, люди мирились или что там у них, и пастор переходил к евхаристии.
 
(На фото - детская евхаристия в США).


 
3. 

Камент Виктора Александрова:


То, что ты описываешь, может быть, кто-то и называет евхаристической экклезиологией (я, правда, никогда неТ встречал такого), но она не имеет ничего общего с тем богословским направлением, которое принято называть евхаристической экклезиологией и представители которого – Афанасьев, Шмеман и Зизиулас.

Трудно изложить их идеи одной фразой, но если уж нужно, то, пожалуй, смысл этих идей в том, что подлинной церковью является – собрание верных, сошедшихся для благодарения, иными словами, местная церковь. (Тут может следовать много конкретных уточнений).

Ни один из трех названных мною богословов не был озабочен препирательствами по поводу того, евхаристия какой юрисдикции истинная, а какой нет – это для них слишком мелко.

Евхаристия же (не как ритуал, совершаемый священником в полупустой церкви, а как собрание всех христиан живущих в данном месте), без сомнения, не просто маркер или критерий церкви, но она и есть сама церковь – актуализация или епифания, кто какой язык предпочитает, церкви в данном месте.



4. 

Alexey Kvitko пишет:

О мистическом анархизме тут спрашивали, ну и к разговору у Томас Кранмер.

Причащаемся К(к)ому определяется не только и не столько догматическими и каноническими нормами , но больше с кем и как, с любовью или нет, короче говоря. Если совсем без- то это причастие может быть не Христа, а дерьма сатаны. И такие "канонические" обедни - норма для архиерейского богослужения в МП , например, кушали, знаем... И вот такое тоже можно назвать евхаристической экклезиологией , кстати, какая евхаристия такая и церква, так скть...

Ну и наличие в чаше дерьма сатаны в алтаре не делает оным содержимое этой же чаши по ту сторону иконостаса, да и вообще не в перегородках дело, а в любви или хоть устремлённости к ней... Поясню на грубом примере : выпивать люди могут один и тот же напиток , разлитый на одной винокурне , возможно даже из одной бутылки... Но их состояние будет зависеть не меньше от компании , тех чувств и мыслей , которые у них будут в процессе, чем от содержания бутылки, которое остаётся неизменным.

"Как это в одной чаше и плоть Господня , и дерьмо сатаны?" - спросят иные, но для Бога то всё возможно. Мягче в традиционной версии это называется "причаститься в осуждение", но такая традиционная версия не раскрывает суть вопроса в т.ч и о евхаристической екклезиологии мало чего говорит.

А вообще , забавно , вот так прижми какого богослова правильного и спроси :" что важнее любовь или догматы? Только одним словом , без всяких там "это нельзя разделять..." и прочих отговорок", прижать желательно с пистолетом , чтоб правду и быстро ответил. Ведь всё же "любовь " ответит. "Так чего ж вы , гады, всё догматами да канонами занимаетесь?" - отвечу , и нажму на курок ... Выстрел будет холостым... Но теолог запомнит...

**

Из обсуждения:

"Vitalij Rysev Именно «И после сего куска вошел в него сатана» (Ин. 13, 27)
<input ... >
 
 
Юрий Коган Смело, но по сути верно, можно сказать мягче - дьявол ворует благодать из Чаши.
 
 
 
<input ... >
 
 
Горын Горыныч Хайям и Руми дали исчерпывающий ответ на эти вопросы очень давно.Богоискательство не является неоспоримой прерогативой -как бы помягче это обозначить?-ортодоксальной крестосюжетной сайентологии.Имхо...
 
Alexey Kvitko Вот почему я пишу теперь в жёстких формулировках, слишком много покалеченных и убитых... 
При том , многие понимающие суть не понимают глубины трагизма ... Ну как понимать, что есть сталинизм, но при этом не знать по хорошему, что есть ГУЛАГ... "


Оригинал этой записи размещён на http://tapirr.dreamwidth.org/8611.html


Пожалуйста, комментируйте её ТАМ, используя OpenID
Комментарии
kvadratizm

У меня позиция очень жёсткая: я не рекомендую прививать новорождённых

У меня позиция очень жёсткая: я не рекомендую прививать новорождённых
Своими знаниями и опытом по вопросу вакцинации делится Юлия Викторовна Андронникова — заведующая педиатрическим отделением Центра традиционного акушерства (г. Москва), врач-педиатр высшей категории.

http://ruslekar.info/U-menya-pozitsiya-ochen-zhestkaya-ya-ne-rekomenduyu-privivat-novorozhdennih-4734.html


kvadratizm

Анна Марголис об о.Георгии Чистякове

православный священник Георгий Чистяков православный священник Георгий Чистяков

фото С.Руковой


Анна Марголис

Прошло целых шесть лет...

22 июня 2013 г.

Прошло целых шесть лет - с того вечера, очень разных, но и в радости и в горести не хватает его ужасно.

Вот я пакую чемодан, через несколько часов самолет в Италию, собираюсь в приподнятом настроении , потому, что днем приходила Галя и рассказывала, что буквально только что говорила с отцом Георгием и ему даже стало как-то лучше, что он передавал приветы и надеется, хоть на коляске, но выбраться в Иностранку. А дальше тот ужасный телефонный звонок и миг, когда в трубке услышала : "ты уже знаешь?"
Отчаяние стирается бытом и радостями повседневной жизни, и накатывает лишь временами, а чувство необратимости увы, наоборот, обостряется с каждым годом...

***

Я всё время думаю, что для меня в Раю, если меня туда возьмут, самым ценным освобождением будет освобождение от страха, вечного страха потери времени, знаков уходящих эпох, потери связей и, главное - людей.
Отец Георгий говорил мне, что такой страх лечится лишь благодарностью.

Нельзя себя жалеть, говорю я себе, мне можно только позавидовать - я не знаю, почему в мою не слишком длинную жизнь уместилось несколько уникальнейших людей, которых и в мире не так уж много, а в одном времени и пространстве... Но не знаю и то, почему все они ушли из жизни так стремительно и так несправедливо.

Я редко позволяю себе по-настоящему вспоминать его - редко читаю и совсем почти не могу смотреть видеозаписи. Я трусиха и у меня слишком сильны защитные механизмы. Вот рану забинтовали, чуть боль унялась и вроде как, если не трогаешь, то всё кажется нормальным. Кажется. Но иногда приходится перебинтовывать и тогда становится мучительно жаль и себя, нас, оставшихся без него и его самого, так рано ушедшего - ведь он очень хотел жить и страстно эту жизнь любил.

Мне казалось, что никогда не смогу написать о нём ни строчки, а сегодня решила попробовать: иногда так хочется рассказать об отце Георгии тем, кому не довелось с ним познакомиться. Не о наших взаимоотношениях, - это слишком личное, да и не нужное другим, а рассказать о нём самом так, чтобы не получилось ни фанатичного придыхания, ни сборника хохм. Это очень трудная задача.

Он был абсолютно ни на кого не похож - это первое. Описывать его легче апофатически, т.е каким он не был, но тогда портрет будет однобоким. Потому что то, что присутствие в нём - было куда сильнее отсутствия.

Какими словами описать два полюса, между которыми я всегда его вижу: хрупкость и возвышенная трагичность с одной стороны - и искрящая свободная радость и окрыляющее остроумие с другой.

Готическая устремленность ввысь и вглубь, при подлинном демократизме.

Это было почти абсурдное сочетание, "для иудеев соблазн, для эллинов безумие": его эрудиция , образованность, вспыльчивость и многие другие качества меркли перед той немощной и всепобеждающей силой, которая была особенно наглядна, когда он служил Литургию. Без понижения, всегда на высокой ноте. (Служить он по-настоящему любил, говорил, что с удовольствием поменялся бы с отцом N, который, напротив, обожал исповедовать...).

Но несмотря (или благодаря) этой трагичности, в многолюдном храме или в любой толпе можно было всегда легко узнать, не видя, когда именно он входил (а иногда пулей влетал) - потому, что все стоящие непроизвольно начинали улыбаться.

"Человек Страстной Субботы", а значит - и Воскресения.

Глупо было бы отрицать, что вокруг него, как и вокруг любого, особенно яркого и неравнодушного священника (только умноженное в 10 раз) всегда сохранялось и нездоровое мифотворчество и экзальтированное обожание, и многое другое, но и на это мне не хочется смотреть сейчас свысока (тем более повторять банальные истины о делении на помощников и пациентов), - потому, что я тоже очень и очень его любила и люблю и бесконечно благодарна за его щедрую дружбу - братскую и отеческую одновременно.

Отец Георгий, разумеется знал об особом отношении к себе (говорил, что чтобы не зазнаваться, надо очень много вкалывать) и умел очень смешно высмеивать этот пиетет перед ним , превращая всё в шутку и неизменно приводя нас в смущение (например, передавая мне через кого-то какую- то просьбу, добавлял: "и передайте Ане, что я не прошу , а повелеваю!" - это было очень забавно, потому, что абсолютно противоречило его анти-авторитарной натуре).

Другой раз во время какой-то конференции, наливая отцу Георгию чай из титана, я случайно пролила горячую воду (слава Богу, не кипяток), мимо чашки ему на руку. Отец Георгий, радуясь моему смятению, неизменно при встречах тряс кистью с радосто-коварной улыбкой приговаривал: "обварила батюшку, обварила!" ( стоит ли говорить, что слово батюшка было абсолютно не из его лексикона и употреблялось иронично, тем более по отношению к себе самому. Отношением к священнику, как к жрецу он привыкнуть не мог и чрезвычайно этим тяготился - всякий раз , когда слишком резвые прихожане таки успевали вместе с крестом в конце службы поцеловать ему и руку, он морщился, как от боли. Юмор его был свободный и с огромной иронией по отношению к себе и близким, радостно смеялся, рассказывая разные казусы, как в поисках книжного ларька влетел в рясе сослепу в киоск с женскими колготками и как странно на него там посмотрели, или рассказывая о священнике, говорившем родителям после крещения ребенка: "вот я читал молитвы, вы многое поняли? Нет. И я ничего не понял, на то это и Таинство".

В хорошем расположении духа любил фантазировать, развивая и дополняя подробностями какие- нибудь дурацкие прожекты; например, как мы устроим православно-патриотический летний лагерь, он отпустит бороду до пят, а мы с Машкой, будем щеголять в платочках и брать благословение на каждый чих и петь "Боже царя храни", или что он будет говорить, когда его назначат епископом, или уйдет отшельником во французский средневековый монастырь.

В беседах и проповедях мог приводить самые неожиданные примеры - цитировать Хайдеггера, Соловьева, Горация, какую-то несусветную попсу, услышанную в такси, а так же Высоцкого, Плеханова и Карлсона, который живет на крыше (последнего он особенно уважал).

Collapse )
kvadratizm

не обязательно исповедоваться перед каждым причастием



Межсоборное присутствие разработало и опубликовало ряд проектов документов, в числе которых — «О подготовке ко Святому Причащению». Подобные документы претендуют на то, что отражают соборное мнение Церкви по важным вопросам её жизни. Сейчас есть возможность обсудить представленные проекты и побудить членов соответствующих комиссий внести в них изменения. Предлагаем вашему вниманию отзыв на проект документа «О подготовке ко Святому Причащению» протоиерея Константина Островского, настоятеля Успенского храма в Красногорске, благочинного церквей Красногорского округа.

Документ в целом хороший, я предложил поправку только по одному пункту – писал об этом в епархию и на сайт Учебного комитета. В документе говорится, что причащаться без исповеди по благословению духовника можно только на Светлой седмице. Это в дореволюционной России, когда сложилась традиция причащаться максимум четыре раза в год, такое требование было бы оправданно. Но сегодня мы, слава Богу, возвращаемся к частому, точнее – нормальному, причащению по воскресеньям и праздникам, и мне нередко приходится слышать от постоянных прихожан на исповеди: «Батюшка, не знаю, что говорить».

И я их понимаю. В своих грехах мы должны каяться постоянно – это, в частности, имеет в виду апостол Павел, когда говорит: «Непрестанно молитесь» (1 Сол., 5, 17). Только замечаем за собой греховные помыслы – тут же надо попросить у Господа прощения и избавления от них. Но на причастие человеку, который постоянно ходит в храм, часто достаточно просто взять благословение у священника. Обязательно брать благословение, иначе мы соблазним многих нецерковных людей – они станут бездумно подходить к Чаше, как сейчас просто ставят свечки.

По-моему, лучше написать так: «Миряне, которые часто исповедуются и причащаются, могут в отдельных случаях (особенно на Страстной и Светлой седмице и в Святые дни от праздника Рождества до праздника Крещения Господня) приступать ко Святому Причащению без предварительной исповеди, но с благословения своего духовника».

Нормой должна быть исповедь, но когда человек освоился в правилах, воцерковился, причащается часто, ему не обязательно исповедоваться перед каждым причастием. А если после всех обсуждений Собор примет решение, что исповедоваться обязательно, мне нечего будет ответить людям, которые неделю назад исповедовались и теперь растеряны, не знают, о чем говорить на исповеди. Я человек законопослушный, подчинюсь решению Собора, но уже предвижу, что у меня станет меньше времени на общение с теми, кто действительно нуждается в подробной исповеди, пастырском совете, утешении. Потому что сейчас, допустим, постоянные прихожане, которых я хорошо знаю, часто после всенощной просто подходят ко мне и просят: «Батюшка, благословите завтра причаститься». В случае принятия решения об обязательной исповеди перед причастием им придется выстаивать очередь на исповедь, чтобы получить то же самое благословение. Не думаю, что это полезно.
кататься

Жуткое дело (Ревзин о педофилофобии)





Хорошая статья

О том, зачем в обществе нагнетается педофилофобия (а заодно - хотя вроде бы что общего? - и гомофобия)



Жуткое дело


Григорий Ревзин о вспышке массовых страхов
"209 сообщений о педофилах за три последних дня (на каждое сообщение в среднем 3–5 статей) выдавал «Яндекс.Новости» 13 апреля. Всего, если сложить всех пострадавших по мнению информагентств, растлено около 1200 человек (там несколько педофилов- оптовиков), в среднем по 400 в день. И так уже не первый месяц. Педофилы разошлись не на шутку — и так, и эдак, и оптом, и в розницу, и своих детей, и их друзей, и совершенно посторонних, незнакомых девочек и мальчиков. При этом, по официальным данным, в России в день и рождается тоже около 400 детей. То есть мы уже дошли до такого уровня представлений о масштабе педофилии, что статистически каждый российский ребенок должен оказаться жертвой педофила.

Причем рождаемость у нас не растет, а педофилия, наоборот, ширится, так что, видимо, скоро пойдут сообщения о растлении нашими педофилами детей иностранного происхождения и подданства.

13-го же апреля «Яндекс.Новости» выдавал больше 100 сообщений о геях. По уровню общественного интереса к себе геи находились между РПЦ (70 упоминаний) и президентом Медведевым (142 упоминания). Только это интерес в основном отрицательный. Геи выступают, вовсю пропагандируют, их арестовывают, осуждают, штрафуют и бьют. Много сообщается о вовлечении геями в свои занятия не геев, тут информация частично пересекается с педофильскими этюдами.

Я заинтересовался этим потому, что мне когда-то впечатался в память доклад Юрия Михайловича Лотмана о страхах. Дело было в 1982 году, на конференции в Кяэрику, и он потом никогда, насколько я знаю, не публиковал этот текст, поскольку выполнял чисто культуртрегерские функции. Он рассказывал о книгах Жоржа Лефевра «Великий Страх 1789 года» и Мишеля Фуко «История безумия в классическую эпоху», которая открывается главой о Великом Страхе. У Лефевра речь идет в основном о делах человеческих — там у него сначала все боятся разбойников, которые сейчас нападут из леса, потом эмигрантов, которые вывезли несметные капиталы и плетут заговоры. Фуко дело этим не ограничивает, французские города и деревни у него в годы революции начали массово бояться сексуальных маньяков, вампиров, оборотней, порчи, заразных психических заболеваний и т.д. Я тогда услышал имена Лефевра и Фуко впервые и страшно заинтересовался, тем более что Лотман рассказывал гораздо лучше, чем это написано у них.

Вообще, откровенно говоря, эта история про Великий Страх — действительно нечто. Там из раза в раз повторялось одно и то же. Вдруг ни с того ни с сего возникал слух, что на город идут Collapse )

Я это к тому, что профессионально я в восторге от человека, который придумал заклеить город рекламой «Ушел в интернет и не вернулся», где маньяки-педофилы ищут по сетям невинное дитя. Если бы мне поставили задачу сделать так, чтобы старшее поколение, неуверенно чувствующее себя с компьютером, не давало подросткам в него погружаться — ну потому, скажем, что двигателем арабской весны стали люди 15–18 лет,— я бы ее не смог решить лучше. Нужна не работа по убеждению, не технические ограничения, нужно разбудить животный страх мам и бабушек, чтобы они не уговаривали и не думали, а бились в истерике при одном намеке, что ребенок может оказаться у компьютера.


 
Понятно, что когда по всей России начинают хватать людей и объявлять их педофилами по самым абсурдным основаниям, то не может не выйти так, чтобы кто-нибудь из правозащитников не начал бить в колокола. И это очень хорошо. Понятно, что либеральная оппозиция не может не начать защищать права геев, ведь то, что происходит,— это злобное варварство. Превосходно, пусть защищают, и погромче, погромче, чтобы всем было слышно. Весьма вероятно, что когда РПЦ сажает женщин на семь лет в лагерь за хулиганские просьбы к Богоматери, то всякие там эти тоже не промолчат. А мы им еще и усугубим потрясения, объявим Моцарта попсой или Набокова запретим — пусть погромче кудахтают. Нужно, чтобы у граждан были четкие, на уровне автоматизма ассоциации: которые либералы и правозащитники — они педофилы и пидоры, на матерь нашу православную церковь удумавшие. И люди работают, отец Чаплин — тот уже прямо говорит, что на церковь нападают либералы и геи. Но это на уровне слов недостаточно действует. Нужно, чтобы если баба слышит, что человек за честные выборы, она сразу боялась, как бы с дитем дурного не вышло. Нужна истерия, устойчивая фобия.

Все же едва ли не раньше всех войска к Парижу под предлогом того, что город надо защитить от разбойников, стал стягивать Людовик XVI (хотя Лефевр считает, что это ни на что не влияло). В итоге страх обернулся против него и против всей системы старой власти — но это в итоге. Королям массовые страхи кажутся полезными тем, что консолидируют людей вокруг государства. Во дни сомнений, во дни педофилов и содомитов, ты один нам надежда и опора, царь-государь.

Есть страхи социальные, а есть животные, физиологические, и задача здесь заключается в том, чтобы перевести первые во вторые. Чтобы человек боялся телом, потому что когда он боится телом, он не рассуждает, а либо стремится убежать, либо ищет сильного, кто бы его защитил. Образы сексуального извращения или насильственной смерти сегодня идеально подходят для общественных фобий — люди, увы, теперь мало верят в вампиров.

Проблема в том, что такая консолидация вокруг короля оказывается недолгой.

У Фрейда была такая статья о «неврозе страха», там он выделял три главных симптома этого заболевания. Во-первых, «повышенная общая раздражительность», когда человек очень восприимчив, причем негативно восприимчив — любое внешнее раздражение на него сильно действует и интерпретируется в отрицательном ключе. Фрейд даже говорил о «гиперестезии слуха», и трудно это не сопоставить с тем, что слухи являются главным носителем массовых фобий. Во-вторых, то, что он называл «синдромом завышенных ожиданий», когда от любого действия ждут или полного спасения, или полного провала. А в-третьих — «патологическую склонность во всем сомневаться», что даже и комментариев не требует. Хотелось бы понять, какая власть может усидеть на таком трехногом табурете.

Может быть, я не прав, и даже вероятнее всего — и Лотман, и Лефевр, и Фуко думали иначе, полагая, повторю, что дело в ментальности. Но мне кажется, что события в ближайшее время будут развиваться несколько иначе, чем все предсказывали в январе-феврале, после митингов. Не то что, научившись у креативного класса, люди пойдут митинговать, когда введут парковку по 50 рублей за час, или поднимут цены на ЖКХ, или произойдет еще какое-нибудь ущемление. Нет, сначала власть запустит механизм массового страха для того, чтобы маргинализовать протест.

К педофилам и геям сейчас добавятся экстремисты, может быть, террористы, шпионы — что-нибудь такое, чтобы женщины побежали в леса спасать детей, решив ни с того ни с сего, что деревню атакуют гомосексуалисты и оборотни. А вот потом в атмосфере массового невроза произойдет все остальное. Интересно, что понятие Великого Страха было введено в России в 1906 году, когда перевели книгу Огюстена Кабанеса и Люсьена Насса «Революционный невроз». «Предостеречь самих себя от печального повторения того, что бесполезно омрачило навеки самые светлые страницы народного возрождения Франции,— вот цель поспешного издания настоящей книги на русском языке»,— писал в предисловии издатель Дмитрий Коморский. Ни фига не помогло."





труба

тест на русскость

neboltun предлагает:

тест на русскость

Вот вам текст, который протестирует на русскость.

1) Если вы прочли и все поняли и в восторге от прочитанного - то значит вы истинно русский человек
2) Если вы снова в восторге, но поняли далеко не все, то значит что вы лицо славянского происхождения
3) Если ничего или почти ничего не поняли, но читали с удовольствием, то вы или европеец-неславянин (например, швед или француз), или вышеуказанный № 2)
4) А если приведенный ниже текст вызывает у вас отторжение и отвращение (независимо от понимания), то вы явно бусурманин.

Старинная новгородская сказка Медвёть на кулиги

Летом насекла бабка в лесу дрофф, да во костёр-от на кулиги их склала. Зимой бабка за тема дровама в лес покатила. На кулигу-то въехала, гленула: на-ко, цего элако? На костру-от медвёть сидит! Мырьё ко бабки поворотил, глазишша выкатил, пассь рашширил, да как рёвкнет:
- Порато я иссь хоцю, а выть-от сама пришла.
А бабка ему отвецят:
- Я те не выть, да не павыть. Много-ле в бабки мяска-то, одно, быват, коссьё. Не ешь мя, дак дам те крепышку на верьхосытку.
Медвёть-от согласилссе, свёрзилссе во сумёт:
- Забирай дрова!
А бабка скорёхонько полешка на цюнки склала, да домой свезла.
Топит бабка пецьку, обредню ведет, пироги пецёт. Да долго-ле коротко, истопила все дрова, избу застудила, нать опеть в лес-от ехать.
Поехала бабка. Выёжжат ко кулиги, а медвёть на костру сидит. Мырьё ко бабки поворотил, пассь рашширил да как рёвкнет:
- Порато иссь хоцю, а выть-от сама пришла.
А бабка ему отвецят:
- Я те не выть, да не павыть. Много-ле в бабки мяска-то, одно, быват, коссьё. Не ешь мя, дак дам те ишша тёплышку на верьхосытку.
Медвёть-от согласилссе, сверзилссе во сумёт:
- Забирай дрова!
А бабка скорёхонько полешка на цюнки склала, да домой свезла.
Топит бабка пецьку, обредню ведет, пироги пецёт. Да долго-ле кротко, истопила все дрова, избу застудила, нать опеть в лес-от ехать.
Поехала бабка. Выёжжат ко кулиги, а медвёть на костру сидит. Мырьё ко бабки поворотил, пассь рашширил да как рёвкнет:
- Порато иссь хоцю, а выть-от сама пришла.
А бабка ему отвецят:
- Я те не выть, да не павыть. Много-ле в бабки мяска-то, одно, быват, коссьё. Не ешь мя, дак дам те потомбалку на верьхосытку.
Медвёть-от согласилссе, сверзилссе во сумёт:
- Забирай дрова!
А бабка скорёхонько остатни полешка на цюнки склала, да весь костёр-то и концилссе, дрофф нема. А медвёть во сумёту осталссе сидеть.
Топит бабка пецьку, обредню ведет, пироги пецёт. Долго-ле-коротко, серёдка ноци цюет бабка, медвёть пришёл. Торкат во ободворенку:
- Отворяй бабка вороцця, порато иссь хоцю. Отдавай ме наперьво по обвету крепышку.
А бабка отворять и не думат. Избяны вороцца ишша крепце затворила, вертушок зацепила, да и отвецят:
- Крепко-крепко у мя вороцца запёрты, вот те и крепышка.
Медвёть ерицце:
- Отдавай тогды по обвету тёплышку.
А бабка на пецьку повалилассе да и крицит:
- Тепло-тепло у мя на пецьки, вот те и тёплышка.
Медвёть ишша пушше ерицце:
- Отдавай тогды по обвету потомбалку. Не оддашь обветно, дак како потом бабка в лес-от поедёшь? Я ведь съем тя.
А бабка отвецят:
- Потом бабка в лес не поедёт - дрова-то я все свезла. Вот те и потомбалка.
Медвёть ишша поторкалссе, да порато вороцця у бабки крепки. Так и воротилссе на лесну кулигу, со стыдом как с пирогом.
sushilka

Владимир Янкилевский



Пространство переживаний
1961 ,50х71  отсюда  zoom
</td><td class="" width="1"></td> </tr><tr><td class="" width="1"></td>

<td class="">
91,46 КБ

Владимир Янкилевский (Vladimir Yankilevsky, р. 1938) уехал из России в разгар перестройки — в 1989 году. Сейчас он живет и работает в Париже, выставляется по всему миру, включая США. На родину он возвращается в своих ретроспективных выставках, собрать которые стоит серьезных усилий — лучшие вещи художника «распылены» по музейным собраниям и частным коллекциям. В частности, значительные произведения 1960–1970-х годов остаются в собрании знаменитого коллекционера «неофициального» искусства Нортона Доджа. Из автобиографической повести Янкилевского «И две фигуры…» (Новое литературное обозрение. Москва. 2003) известно, что значительные произведения художника были, по сути, «похоронены» в этой коллекции на долгие годы. Собиратель по странному стечению обстоятельств «забывал» выставлять их в рамках тематических выставок, указывать в каталогах и фотографировать для архива. Впрочем, это дела прошлые… Как и участие в «Манеже-62», когда Хрущев («в искусстве я сталинист») в числе прочих работ раскритиковал шестиметровый пентаптих «Атомная станция», «самую положительную вещь» в творчестве, «встречу с социальной реальностью», выполненную 24-летним художником.

Collapse )
kvadratizm

А.Мень. Беседа с П.Бонет

И ещё в продолжение темы "Александр Мень"
За несколько дней до своей гибели отец Александр дал интервью испанской журналистке Пилар Бонет.

Из беседы с П. Бонет
одно из последних интервью, август 1990

- Что изменилось в Русской Православной церкви с тех пор, как Горбачев пришел к власти?

- Горбачев совершил революцию в сфере отношений между церковью и государством. Большевистская система была задумана как система абсолютной авторитарной власти. Но абсолютная авторитарность воэможна только там, где никакого другого авторитета нет. Поэтому с самого начала было задумано разрушить те интитуции, которые представляли собой иные авторитеты - духовные. Поэтому режим с самого начала был антирелигиозным, воинствующе антирелигиозным, и он не менялся в этом отношении принципиально в течение всех семидесяти лет. Только Горбачев волевым актом изменил это русло. Это исторический факт. Изменились не просто детали, а изменилась история церкви в нашей стране.

- Какие течения имеются сейчас в Православной Церкви?

- Довольно мощным является течение консервативное, которое резко противопоставляет себя Западу, враждебно относится ко всем реформам, идеализирует прошлое, берет из прошлого наиболее жесткие модели, я бы сказал средневековые. Это очень популярная в определенных кругах тенденция. На западном языке это можно назвать "правое", глубоко правое направление.
Вы спросите: почему это так в Церкви? Одна из причин - искусственный отбор, потому что все живые, эспериментирующие силы внутри Церкви беспощадно уничтожались в течение нескольких поколений. Если епископ проявлял дух свободы, независимости, эспериментаторства - его сразу отправляли в провинцию или на покой, то есть на пенсию.

- Как в обществе, так и в Церкви...

- Да. И поэтому сохранились, выжили и размножились самые правые, самые консервативные. Их любили чиновники, их любил КГБ. Не будем скрывать, что власти нравилась Церковь, выглядевшая как осколок седой старины, как музей.
В 60-х годах среди духовенства были люди свободные, передовые. Их оттеснили. Епископы были консервативны. Сейчас среди епископов есть уже более открытые, а среди рядового духовенства больше консерваторов. Но все-таки тенденция охранительства, то есть консервативная, всюду господствует. Более того, либералы ее побаиваются.

- Они живут как в подполье в определенном смысле?

- Да. Общий уклон сейчас такой. Это реакция на разрушение национальных ценностей. Раз не устраивают коммунисты - сразу давай монархию, идеализация монархии; раз не устраивает партийный аппарат - давайте восстановим Церковь в том виде, как она была до революции. Хотя забываем, что именно потому, что она была такой, произошла катастрофа. Это никого уже не интересует. Ностальгия по прошлому.

- Насколько все это опасно?

- Это все очень разочаровывает людей, уставших от идеологического гнета. Они искали среди христиан открытой позиции, а встречают новый вариант закрытого общества.

- Вас не смущает, что сейчас Русская Православная Церковь демонстрирует полную неспособность к обновлению? В этом отношении с ней может сравнится только КПСС, не так ли?

- Конечно. Тут разница только в том, что Церкви помогает Бог, а партии - нет.

Collapse )

Лет пятнадцать тому назад у меня был один юноша, и он стал посещать иногда баптистов. Я ему говорю: вы же православный, естественно, вы можете там быть, потому что всюду Церковь, всюду Христос, всюду Евангелие. И это посещайте, и свои церкви не забывайте. И когда я ему развил открытую модель, он сказал: ой, как мне неуютно! Кончилось тем, что он стал баптистом.

Этот человек мог быть или баптистом, не признаюших православных, или православным, который клянет баптистов. Он должен был иметь маленькую норку. Говорят, царь Петр имел такую болезнь психическую - он боялся больших пространств. Он себе делал маленькие комнатки и прочее. Такая есть болезнь - боязнь пространства.

- А куда идти тем, кто ищет левый уклон?

- Никуда. Оставаться в рамках Московского Патриархата. Некоторые пытаются уйти в католическую систему. У меня из прихода ушли два-три человека.

Collapse )