tapirr (tapirr) wrote,
tapirr
tapirr

Categories:

Про игры мальчишек, ненасилие и философа Хомякова


Альтдорфер Альбрехт. Арест Иисуса в Гефсиманском саду 1510

Поскольку сегодня в России - праздник святых апостолов Петра и Павла, прекрасная история от Хильдегарт (hildegart) пришлась очень кстати: 

Из разговоров с церковной певчей

"- К нам, когда отец Василий уже совсем старенький стал, прислали в помощь ещё одного батюшку, молодого… отца Николая. Хороший такой батюшка, весёлый, деятельный. И он придумал сделать воскресную школу для детей, при церкви.

- Господи, да у вас там, наверное, в деревнях и детей-то уже не осталось, одни старушки да старички…

- Вот и мы ему так говорили. Детей мало, а тех, кто есть, – разве ж их матери отпустят на ночь глядя? Да ещё и в воскресную школу какую-то. Спасибо, хоть в такую, в обычную школу приводят. А отец Николай говорит: ничего, я сам их буду привозить и по домам развозить. А у него машины нету, так он на лошади.. запряжет своего Чёрика в телегу и ездит по деревням, детей собирает. Занятно так! Детям тоже интересно, они ж тоже ведь на лошадях-то особо не ездили. Набьются в тележку, ноги свесят… а отец Николай везёт их и ещё хором петь заставляет. Его, вообще, хлебом не корми, дай попеть что-нибудь такое.. духовное. А слуха при этом ни капли, вот ни грамулечки… ну, уж так вот получилось.

И вот все они едут в телеге по деревням и поют «О, чудный остров Валаам» на мотив той песни про заводскую проходную, что в люди вывела меня.

Хорошо так поют, стройно… бабки им вслед крестятся и вздыхают так с умилением. Умора, одним словом! Чудесный прямо батюшка, побольше бы таких.

А так вышло, что в этой воскресной школе были в основном мальчики. Так-то обычно девчонки больше этими делами интересуются, а у нас – мальчишки. А чего? Матери и рады, что их бандиты без дела по деревне не болтаются, - всё, как-никак, а под присмотром. Ну, вот. И вот один раз… в прошлый год это было, да, Великим Постом.. выхожу я вечером из храма… А я что-то припозднилась, уж не помню, почему… наши все ушли, я одна осталась. Выхожу и смотрю – эта гвардия, ученички батюшкины, на кладбище, прямо за церковью, разделились на две партии, пока отца Николая нет, и играют. Думаешь, во что? Представь, паньковские и никонские – эти, значит, апостолы, а грачёвские и ещё двое каменевских ребят – те солдаты.. пришли, стало быть, арестовывать Христа.
- Обалдеть! А Христос тоже был?

- Ну, а как же! Димка Сёмочкин… он длинный такой, печальный, вечно в какой-то задумчивости. Очень удачно получилось, что они его выбрали… он, конечно, не то чтобы праведный, но смирный парнишка, серьёзный. Вот. А мне интересно, конечно… Я подошла поближе, но так, чтобы они не видали, и смотрю, как они всё это будут разыгрывать.

- Ну, и как? Никого не распяли? А то знаешь, как бывает: дети в подвале играли в гестапо…

- Да нет же! Наоборот всё было! Сперва у них всё шло, как положено. Один солдат подходит, кладёт Христу руку на плечо, а Христос такой печальный-печальный… у меня аж сердце защемило, так хорошо он это изобразил. Ну, тут выходит Валька Колосов, сосед мой… апостол Пётр, стало быть. И говорит: а ну, убери клешни и не лапай нашего Учителя! И – палкой того по уху. И, видно, он слишком сильно ему палкой засветил, потому что тот как взвоет! Ты что, дурак? – кричит – и ему тоже в ухо, кулаком, да со всего размаху. Апостол Пётр аж сел в сугроб Отряхнулся да как заорёт: ребя, наших бьют! И пошло дело!

- Драка началась?

- Первосортнейшая. Апостолы – на этих, эти – на апостолов. Апостол Пётр орёт: бейте их, не давайте к Христосу подходить!

- Мамочки! А Христос чего?

- Я думала, он тоже в драку полезет, не выдержит. Но он, представь, остался верен своей роли. Артист такой, что просто загляденье. Сел на скамеечку возле одной могилки, а на лице такое выражение – не передать. Мол, учил я вас, учил, дураков, а всё без толку… Тут я слышу – за спиной у меня кто-то стоит. Оборачиваюсь – отец Василий, старенький наш батюшка, настоятель. Я ему говорю: отец Василий, я пойду, их разниму, а то ещё покалечат друг друга. А отец Василий мне: не лезь, говорит, тут судьба истории решается. А у самого глаза блестят таким азартом, просто любо-дорого. Говорит: погоди, дай, хоть посмотрим, кто победит.

- И кто победил?

- Наши. Ну, в смысле, апостолы. Распихали этих по сугробам и ещё снегу за шиворот натолкали, чтобы помнили… Отец Василий апостола Петра спрашивает: ну, и что теперь будет? А тот к синяку ледышку прикладывает и говорит: а чё? Хуже-то, говорит, не будет. Христоса мы спасли, теперь убежим с ним, спрячемся и никому не дадим!

Это он так говорил – «Христоса». А отец Василий смеётся: а ну-тка, говорит, Христос-то с вами не пойдёт? А Валька, то есть Пётр, ему: не пойдёт, говорит, - свяжем и потащим, вот так. И всё равно его спасём. Умора, одним словом! Я им говорю: чудаки вы, разве вам отец Николай не объяснял? Своей смертью Он нас всех от вечной погибели искупил!

А Валька, зараза такая, мне: а может, я не хочу, чтобы меня так искупывали! Так и сказал – «искупывали». Тут отец Василий вздохнул: да кто ж, говорит, хочет! И я, мил-друг, такой ценой бы не хотел, да только нас-то тут не спрашивают. И неча нам в божественные дела соваться, там и без нас разберутся. Задумался и говорит: а что победили – это вы молодцы! Ну, пошли… и этих вон собирайте-зовите, буду вас всех зелёнкой исцелять. У меня как раз на подоконнике пузырёк завалился."


Тут очень хорошо виден контраст между естественным импульсом человека (что у мальчишек, играющих в Евангельскую историю, что у героев реальной Евангельской истории, т.е. апостола Петра) - схватить оружие и защищать то, что тебе дорого- этим оправдываются все оборонительные войны и т.п. - и тем, что велит Мессия Иисус:

"49    Иуда направился прямо к Иисусу.
— Приветствую Тебя, Рабби! — сказал он и крепко поцеловал Его.      
 
    Но Иисус сказал ему:
— Так вот для чего ты пришел, приятель?
Тогда Иисуса схватили и взяли под стражу.      
 
    И тут один из учеников Иисуса выхватил меч и, ударив слугу первосвященника, отсек ему ухо.      

     Иисус говорит ему:
— Вложи меч в ножны! Всякий, кто берется за меч, от меча и погибнет.   53  Или ты думаешь, Я не мог попросить Моего Отца? Он бы тут же послал Мне двенадцать ангельских воинств, а то и больше!   54  Но как в таком случае исполниться Писаниям? Ведь все это должно произойти!
  
  И сказал тогда Иисус толпе:
— Вы пришли за Мной с мечами и кольями, как будто Я разбойник! Каждый день Я сидел в Храме и учил, и вы Меня не забирали.     Но все это произошло для того, чтобы исполнились писания пророков.

Тогда все ученики покинули Его и убежали.
 "

(Мф, глава 26)

Обращает на себя внимание не только запрет Иисуса защищаться с оружием в руках, но и реакция учеников на этот запрет: Тогда все ученики покинули Его и убежали. "Правильно" было бы не рубить врагов, но и не бежать - а остаться вместе с учителем, возможно с риском быть тоже арестованным.

[Далее затёртый гомилетический оборот: Не так ли и мы с вами, братья и сёстры] Точно так же мы не можем выйти из альтернативы: убивать врага, идущего на нас, или скрыться, дезертировать. А ведь большего мужества, чем убивать "агрессора" потребовало бы быть с тем, кого хочешь защитить, но самому не "превращаться в дракона" - потому что только вступи в ситуацию войны, и становишься братом близнецом того, кто идёт на тебя. Справедливой войны не существует.


Вспоминается пример русского православного философа  Алексея Степановича Хомякова (1804 - 1860) который служа в армии и будучи на войне, с поля боя не скрылся, и скакал на лошади с поднятой саблей на врагов. Вот только саблю эту ни на кого не опускал (убивать христианин не может). Так и держал  поднятой руку с саблей, которая никого не рубит, как  знамя ненасилия.

Тапириани


Биографическая справка

Хомяков Алексей Степанович (1804 - 1860), поэт, публицист, религиозный философ.

Родился 1 мая (13 н.с.) в Москве в старинной дворянской семье. Получил прекрасное домашнее образование.

В 17 лет сдал экзамен на степень кандидата математических наук при Московском университете. В том же году начал печататься (перевод сочинения Тацита). Проявляет большой интерес к философии (тяготеет к немецкому идеализму) и литературному творчеству: пишет стихи, работает над исторической поэмой "Вадим", переводит античных авторов.

В 1822 Хомяков определяется на военную службу сначала в Астраханский кирасирский полк, через год переводится в Петербург в конную гвардию. Устанавливает знакомство с поэтами-декабристами, печатает в "Полярной звезде" стихотворение "Бессмертие вождя" (1824). В 1825 оставляет службу, уезжает за границу, занимается живописью и пишет историческую драму "Ермак", которую по возвращении в Москву читает в доме Веневитиновых и получает одобрение слушателей:

В 1828 - 29 Хомяков участвует в русско-турецкой войне, после окончания которой выходит в отставку и уезжает в свое имение, решив заняться хозяйством. Не оставляет и литературную деятельность, сотрудничая с различными журналами.

Уже в ранних стихотворениях Хомякова содержаться элементы славянофильства, которые в 1830-е складываются в славянофильскую идею. Этой идеей проникнуты его стихотворения "Орел", 1832; "Мечта", 1834; историческая драма "Дмитрий Самозванец", 1833. Основные теоретические положения славянофильства были изложены им в статье "О старом и новом" (1839). В эти годы усиленно занимается самообразованием, расширяя круг своих научных интересов. В 1838 приступает к работе над своим основным историко-философским сочинением "Записка о всемирной истории".

На протяжении всей  жизни Хомяков сотрудничал в различных периодических изданиях славянофильского направления, выступая со статьями по вопросам крестьянской реформы, социологии и философии. Круг умственных и практических занятий Хомякова чрезвычайно широк: богослов, социолог, историк мировой цивилизации, экономист, автор технических новшеств, поэт, врач, живописец. Но главной чертой его личности была глубокая религиозность.

В 1836 г. он женился на Екатерине Михайловне Языковой, сестре поэта. Брак был на редкость счастлив. В 1847 г. Х. ездил за границу, побывал в Германии, Англии и Праге.

В 1850 особое внимание уделяет  истории русского православия, в котором видит источник развития национального русского духа, основу народной нравственности. В эти годы публикует статьи "По поводу отрывков, найденных в бумагах И. Киреевского" (1857), "О современных влияниях в области философии" (1859) и др.

В 1854 г. было

написано Хомяковым и распространилось во многочисленных списках стихотворение "Россия", заключающее известную характеристику:


В судах черна неправдой черной
и игом рабства клеймена,
безбожной лести, лжи тлетворной,
и лени мёртвой и позорной, и всякой мерзости полна!
 

Последнее десятилетие его жизни было ознаменовано для него тяжелыми событиями: смертью жены, друга - И.В. Киреевского - и матери.

Как и другие славянофилы, Хомяков идеализировал патриархальный устой русской жизни, однако при этом был убежденным противником крепостного права, обосновывая эту позицию Евангельским учением. В лирике Хомякова этих лет отразилось отвержение славянофилами существующего строя за его безнравственность и бездуховность. Хомяков прожил 56 лет. Жизнь Хомякова оборвалась неожиданно — он умер от холеры.

Он скончался 23 сентября (5 октября н.с.) 1860 в селе Ивановском Липецкой губернии. Похоронен в Москве.

По словам В. В. Зеньковского, “Хомяков в подлинном смысле слова “христианский философ”, ибо он исходит из христианства”. В центре его воззрений — учение о начале “соборности”, о принципе устроения бытия, описывающем множество, собранное силой любви в “свободное и органическое единство”. В такой трактовке оно характеризует природу не только Церкви, но и человека, общества, процессы познания и творчества. В дальнейшем это учение стало одной из основ концепций всеединства и личности в русской религиозной философии. Творцом и источником мира провозглашается разумная воля, или, иначе, “волющий разум”. Мыслящий разум наделяется атрибутом воли, которая абсолютно свободна. “Волющий разум” творит мир предметов и человека. Ядро антропологии Хомякова — учение о целостности человека. Целостность же в человеке есть иерархическая структура души. Познание истины и овладение ею не является функцией индивидуального сознания, но вверено Церкви.

“Истина, недоступная для отдельного мышления, — пишет Хомяков, — доступна только совокупности мышлений, связанных любовью”.

Tags: 0 Господь Иисус, orthodoxy, антимилитаризм, жизнь церкви, педагогика, россия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments