tapirr (tapirr) wrote,
tapirr
tapirr

Газета, которая молчала когда нужно. Чем на самом деле был «Шарли»

А.Мартьянов

Пара фрагментов:

"

Сегодня мы поговорим о том, чем был один ставший вдруг всем известным французский еженедельник.

Начиная разговор о "Charlie Hebdo" и связанной с ним громкой истории, происшедшей в первую декаду января, следует сразу оговорить, что издание это крайне левое (если не сказать — левацкое), резко антиклерикальное и нонконформистское. Также следует особо подчеркнуть, что погибший 7 января 2015 года главный редактор Стефа Шарбоннье был убеждённым атеистом и сторонником Левого фронта — это поможет нам понять, отчего же редакционная политика "Charlie Hebdo" привела к происшедшей драме, оценивать которую как "террористический акт" будет не слишком корректно.

Чтобы разобраться, чем именно занимался (и будет продолжать заниматься, невзирая на громкие события) данный журнал, нужно понимать цели, которые ставила перед собой редколлегия, и называть вещи своими именами — либеральное нытьё о "свободе слова и самовыражения" и прочих "европейских ценностях" мы отметаем сразу. Эти набившие оскомину мантры могут сколько угодно повторять на "Эхе Москвы", но нам требуется докопаться до истины, а не оглашать окрестности приевшимися и ничего не значащими заклинаниями.

А занимались в "Charlie Hebdo" вот чем: маргинализацией, дискредитацией, разрушением морального фундамента и уничтожением статуса и авторитета определённых социальных групп, общественных явлений и институтов, а также политических течений. Которые, по мнению редакции, не соответствовали "современному" (то есть их собственному, крайне левому) взгляду на мироустройство — это борьба с "отжившими своё" идеями и их носителями.

Думается, все помнят, что такое "окно Овертона": если вкратце, это сдвиг границ идей, которые могут быть восприняты обществом по шкале от "немыслимо", через "радикально", "популярно" и "приемлемо", до состояния "общепринятого правила". Простейший пример "окна Овертона" — избрание Барака Обамы на пост президента США. Если ещё в 50-х годах ХХ века сама идея о том, что "чёрный" может стать президентом, вызвала бы хохот (немыслимо!), то путём долговременного и целенаправленного сдвига "окна" через политику политкорректности "окно" открылось — чернокожие кандидаты на высший пост конца 70-х и начала 80-х Ширли Чисхолм и Джесси Джексон (стадии приемлемости и разумности), затем первый госсекретарь-афроамериканец Колин Пауэлл (разумно и популярно), и в итоге — Обама в кресле президента (принятая всеми норма).

Так вот, господа из "Charlie Hebdo" упорно и целеустремлённо двигали своё "окно Овертона" в общественном мнении по совершенно очевидному направлению: через тактические ходы "смешное не страшно и не авторитетно" и "смешное не должно вызывать уважения", а также "высмеянное — недостойно" — к полной дискредитации своих идейных противников. А именно: религии (любой), правых политических традиционалистских взглядов и, соответственно, политиков данного толка.

Словом, занимались они идеологической и психологической войной — жёсткой, без каких-либо правил, без намёка на уважение "сакрального" с использованием всех доступных провокаций. Абсолютно сознательно. "Для шуток нет запретных тем", кроме того "шутки" зачастую носили непристойный характер с сексуальным подтекстом.

Что ж, если это война — то на войне как на войне. Итог известен.

"

**

По существу, 7 января 2015 года одна конкурирующая группа нанесла ответный удар по другой группе, обладающей абсолютно несовпадающей суммой идеологий и мыслей. Удар ассиметричный, но с точки зрения нападавших, Саида и Шерифа Куаши и Хамида Мурада, абсолютно легитимный. А тот факт, что убийцы являлись гражданами Франции, лишь подтверждает неоспоримую истину: французское общество тяжело больно, имея принципиально неразрешимую проблему в виде (пока ещё) меньшинства, не способного разделить его идеологию и ценности, сколько бы ни было произнесено слов о толерантности, терпимости и прочих постиндустриальных химерах.

Вторая группа, а именно представители "Charlie Hebdo", по которым был нанесён целевой удар, в свою очередь на протяжении многих лет целенаправленно и сознательно разжигала религиозную, национальную и социальную рознь в самом буквальном смысле этих слов — и не надо говорить о "свободе слова". Деятельность журнала не имеет к таковой никакого отношения: мы наблюдаем левацкую группу, поддерживаемую определённой частью населения Франции со своей суммой идеологий и системой ценностей, ради продвижения которых все средства хороши. Полное пренебрежение базовыми стандартами этики и вызвало соответствующую реакцию со стороны не менее маргинальной группы. Продолжаться это вечно не могло — вполне естественно, что во взрывоопасной среде нельзя шутить со спичками. Взрыв последовал.

Особое беспокойство вызывает другое: ни современное французское общество, ни государство и пальцем не пошевелили для того, чтобы установить чёткие границы между оскорбительной непристойностью и остроумной критикой. Хотелось бы напомнить, что когда предшественник данного издания, журнал "Hara-Kiri", позволил себе грубо "пошутить" о смерти Шарля де Голля в 1970 году, его попросту прикрыли — тогда в связке "государство–народ" ещё существовала самоцензура и понятия о том, что можно, а что нельзя. Теперь и этот ограничитель снят — смотри пункт о взрывоопасной среде



Полностью :

http://www.warandpeace.ru/ru/commentaries/view/97553/
Tags: исламофобия, кощунство
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment