tapirr (tapirr) wrote,
tapirr
tapirr

Кто начал Вторую Мировую: 70 лет мистификаций

СЕМЬДЕСЯТ ЛЕТ МИСТИФИКАЦИЙ
Предисловие составителя к сборнику «Запретная правда Виктора Суворова», Яуза, 2011

Трудно представить себе более дурацкую ситуацию: через 70 лет после нападения Германии на Советский Союз в обществе не существует единой точки зрения на то, почему и с какой целью это событие произошло. Ни в российском, ни в западном.

Первым и самым очевидным объяснением этого недоразумения может быть разная степень изученности противников по советско-германской войне 1941–1945 гг.

Гитлер и его режим изучены хорошо. Насчет целей и методов Гитлера сомнений нет. Никому не придет в голову ставить под вопрос ни его расистские убеждения, ни агрессивные политические цели, ни установку на использование военной силы для достижения этих целей.

По поводу Сталина и сталинского режима — никакой ясности.

Более того, в общественном сознании безболезненно сосуществуют взаимоисключающие представления о том, что собой представлял и к чему стремился советский режим.

С одной стороны — вроде бы утвердилось представление о том, что СССР был страной тоталитарной. То есть политической диктатурой, наплевавшей на права человека и уничтожавшей собственных граждан в огромных количествах по мере необходимости. С этим, как правило, не спорят.

С другой стороны, такие установки мирно, не смешиваясь, сосуществуют с представлением о том, что боровшийся в 30-е годы за мир Советский Союз стал сначала невинной жертвой агрессивного нападения нацистской Германии, а потом освободителем Европы и спасителем человечества от фашизма.

С одной стороны, отлично известно, что в 1939 г. Советский Союз заключил с Германией пакт, позволивший сторонам совместно начать Вторую мировую войну, напасть на соседние страны, сильно увеличить за их счет собственные территории и распространить на эти территории собственные тоталитарные режимы. То есть в 1939–1941 гг. СССР был членом «фашистской коалиции» и в этом качестве боролся с демократическим Западом.

С другой стороны, после 22 июня 1941 г. СССР, как известно, стал членом «антифашистской коалиции» и в этом качестве боролся с фашизмом рука об руку с демократическими странами. Стал «спасителем человечества от коричневой чумы», как это было принято формулировать в советское время. Причем эта чудесная, облагораживающая метаморфоза произошла без всякого изменения природы режима и даже без его участия. Просто вследствие нападения Германии.

С одной стороны, достаточно хорошо известно, что СССР с невероятными трудностями и миллионными жертвами среди собственного населения в течение дюжины предвоенных лет проводил индустриализацию страны, целью которой ни в коем случае не было улучшение уровня жизни населения (тут наблюдалось только ухудшение), а напротив, создание самой большой в мире армии. Каковая была создана, выведена к лету 1941 г. на границу с Германией и практически целиком погибла там после внезапного немецкого нападения, продемонстрировав полную неспособность оборонять страну от нападения внешнего врага.

С другой стороны, главной целью советской индустриализации до сих пор считается повышение обороноспособности страны, а предположение, что у Сталина могли быть агрессивные военно-политические планы относительно внешнего мира (не говоря уже о стремлении развязать мировую войну), рассматривается многими с удивлением, как некая в высшей степени экзотическая идея, вроде предположения о жизни на Марсе.

Причем широко известная информация о том, как Сталин поступал с захваченными им в начале и в конце мировой войны европейскими странами, и о том, что «холодная война» представляла собой вполне успешные попытки Запада блокировать планы агрессии с востока благодаря решающему перевесу в силах, — никак не умаляет степени этого удивления.

С одной стороны, никем не оспаривается то, что Гитлер будущую войну на два фронта изначально исключал как вариант, для Германии смертельно опасный.

С другой стороны, на вопрос, зачем же он открыл второй фронт на востоке нападением на СССР, имея на шее незаконченную и бесперспективную войну с Англией на западе, обычно следует стандартный ответ: «Гитлер же еще в «Моей борьбе» писал, что хочет напасть на Советский Союз!»

Как будто именно там Гитлер не писал о недопустимости войны на два фронта. При этом говорящие обычно не в курсе, что именно Гитлер писал в своей прославленной книге и как обусловливал выбор противников и союзников в будущей войне.
***

И добро бы это шизофреническое состояние было характерно только для общественных дискуссий. Оно распространяется и на академическую науку. Миф об агрессивном Гитлере и безвинно ставшем его жертвой Сталине базируется на принципиальном отказе официальной университетской науки как в России, так и на Западе интересоваться тем, что собой представляли в действительности военно-политические планы Сталина как до-, так и послевоенной эпохи.

Поэтому термин «превентивная война», применительно к нападению Гитлера на Сталина, никогда всерьез не опровергавшийся, используется только как инструмент остракизма в отношении тех, кто осмеливается им пользоваться.

Опровергнуть его можно, только доказав, что

а) Сталин не готовил нападение на Германию и Европу в 1939–1941 гг. — или

б) Гитлер не знал, что нападение на него готовится, а действовал вне зависимости от сталинских планов.

И то, и другое, исходя из уровня сегодняшних знаний о той ситуации, абсолютно недоказуемо. Все серьезные исследования, посвященные военно-политическим планам Сталина и Гитлера, опровергают оба этих предположения изначально. Но их результаты отторгаются академическим истеблишментом, не включаются в учебники и пока не в состоянии оказать серьезное впечатление на общественное мнение.

Однако и обратной исторической концепции, официально аргументирующей отсутствие у Сталина планов нападения на Европу, тоже не существует — по естественным причинам.

В результате получилось то, что получилось. Парадоксальная ситуация, когда едва ли не самое главное событие середины XX в., определившее собой всю дальнейшую историю человечества, до сих остается без внятного и общепризнанного объяснения.

Гипотеза Виктора Суворова (впрочем, уже давным-давно ставшая теорией в силу своей полной научной доказанности) имеет в общественном сознании статус маргинальной.

А те объяснения, которые традиционно на слуху — заведомо и очевидно ложные, — считаются каноническими и не подлежащими ревизии.

Самое удивительное в концепции, названной по имени Виктора Суворова, то, что она в последовательном виде появилась только лет через сорок после начала мировой войны и за последующие тридцать лет не стала общепринятой. И это при полном отсутствии альтернативных концепций и минимально осмысленных попыток опровержения.

Виктор Суворов, а затем многие десятки других исследователей из разных стран мира создали комплексную теорию, исчерпывающе и непротиворечиво отвечающую на вопрос, кто, каким способом и с какой целью спровоцировал и начал Вторую мировую войну. Эти ответы не оставляют камня на камне от репутации Советского Союза как спасителя человечества и борца за мир, а заодно и снимают проблему этического выбора между советским и нацистским режимами.

Собственно говоря, только заботой о спасении лживой репутации СССР и можно объяснить упорное игнорирование академической средой результатов неудобных исследований — при полном отсутствии результатов удобных.

В России эта забота представляет собой часть идеологической государственной программы по патриотическому воспитанию населения.

На Западе она объясняется нежеланием академического истеблишмента расписаться в несостоятельности результатов многих десятилетий научной деятельности. Слишком много людей на Западе построили свои научные карьеры на обосновании и защите сталинистских тезисов, и очень немногие в состоянии это признать.

Думаю, что ситуация разрешится сама собой по мере прихода в науку нового поколения молодых исследователей, не заинтересованных в сознательном искажении истории.

Впрочем, речь здесь идет не столько о будущем перевороте в науке, сколько о честном признании того, что он уже произошел — тридцать лет назад, когда книга Виктора Суворова «Ледокол» впервые увидела свет."

Дмитрий Хмельницкий
Tags: 2 мировая, суворов виктор
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments