?

Log in

No account? Create an account

Март, 30, 2019

Чистокровный негодяй



 Евгений Левкович
 
У Владимира Путина есть один невероятный и, пожалуй, самый злодейский из всех его талантов, разрушительная сила которого описана ещё Гёте в любимой 

книжке моего детства – «Рейнеке-лис».

 Путин довёл этот талант до абсолютного совершенства.
Когда я впервые ознакомился с расшифровкой его разговора с родственниками моряков с подводной лодки «Курск» (на тот момент ещё не было окончательно ясно, погибли они все, или кого-то ещё можно спасти), я был поражён: встреча, которая началась с самых нелицеприятных слов в его адрес, закончилась аплодисментами. Некоторые обстоятельства, сопровождавшие трагедию «Курска», схожи с трагедией в Кемерово. Первые сутки Путин молчал. Молчало телевидение. Потом оба они – и Путин, и телевидение – восхитительно нагло лгали. Потом окончательно запутали всех в том, что вообще происходит. А затем Путин, когда народный гнев раскалился добела, приехал в эпицентр этого гнева и сделал то самое невероятное: обернул всё в свою пользу. За час с небольшим! «Мне досталась страна, в которой не шиша нет», – говорил он с трибуны, прикладывая руку к сердцу и глядя в заплаканные женские глаза. И в конце выступления получил аплодисменты, выкрики «вся надежда только на вас!» и «спасибо вам!».
Теперь дети погибших моряков фотографируются на могилах отцов в футболках с изображением своего президента – есть ли более уродливое, но в тоже время более фанатичное проявление любви?
Позднее этот спектакль был разыгран Путиным неоднократно, но и по сей день он собирает полные залы благодарной аудитории. Уже в течение вчерашнего дня, когда не всех погибших в Кемерово ещё нашли, я слышал вроде бы совершенно справедливые, и вроде бы вовсе не в его защиту, речи. Да, мол, нужно было объявить траур и выступить с «нужными словами». Да, необходимо наказать холуя Тулеева и разогнать руководство кемеровского МЧС. Конечно, можно было в тот момент, когда дети скребутся в объятые пламенем двери, одним звонком снять с эфира фильм о себе любимом. Можно завтра собрать в своём кабинете руководителей федеральных каналов и сказать им: «стоп, парни, это уже перебор». Можно перестать сгонять, как скот, бюджетников на выборы. Но, справедливости ради, разве Путин строит «Зимние вишни» и подписывает липовые документы о приёмке? Разве он отключает сигнализацию? Разве он запирает двери кинозалов и пожарные выходы? Нет. Кесарю - кесарево. Это делаем мы. Ведь самые поразительные кадры из Кемерово – это кадры, на которых задыхающиеся люди, вываливающиеся из горящего окна, просят о помощи, а внизу стоят мужики и просто на это смотрят. Никому не приходит в голову хотя бы снять с себя куртки, связать их в некоторое подобие тента и попытаться смягчить смертельные удары об асфальт. Разве это Путин стоит и смотрит? Нет же.
И вот уже сегодня непостижимым образом (о, Рейнеке, ты дитя!) оказывается, что Путин не просто «не запирал двери и не отключал сигнализацию» – он в это время ещё и занимался своими непосредственными обязанностями. Собирал по крупицам информацию, что в его положении не так-то просто, ведь врут ему так же, как и нам, только ещё и холуйствуют. А он всё равно собирал, пытался скрупулёзно во всём разобраться, не делал поспешных выводов. И правильно. Что с того траура и «нужных слов»? Погибших уже не вернёшь, зато Путин не будет рубить с плеча, полагаясь на эмоции, а стрельнет в самое яблочко – накажет тех, кто действительно виновен. Ни к этому ли мы стремимся? 
Нацпредатели заполнили все социальные сети тем, что «президент не объявил траур», «президент не выехал на место ЧП», «президент не обратился к нации», «рассказываем, как действуют лидеры других стран, когда у них на родине случается беда!», а он в это время – просто работал. 
И вот он уже прилетел, и вот объявил траур, и вот заставил Тулеева мямлить какую-то совершенно дикую ахинею про агентов, которые ходят по жилому сектору и пытаются на деньги Госдепа устроить народный бунт. Но он ему, конечно, не верит. Погодите-погодите, пока некоторые тут пляшут на тлеющих костях, он во всём разберётся и опустит карающий меч правосудия на головы истинных виновников. А нам пока было бы неплохо разобраться с самими собой. Это ведь мы берём и даём взятки пожарным и врачам, гаишникам и слесарям, это мы запираем детей на замки, не уступаем место старикам и писаем мимо унитаза. И не Путин строил эту систему, мы жили так столетиями – ложью, воровством и похуизмом. Можно сломать об колено Тулеева, но как пробить выход наружу в огромной, многовековой скале?
А завтра - я знаю, чем это закончится - Путин поедет по больницам. Кто-нибудь из выживших, под прицелом телекамер и присмотром сотрудников ФСО, будет жаловаться и благодарить. А потом какую-нибудь хуйню ляпнут Трамп или Мэй, потом что-нибудь взорвут в Украине, в ответ Путин презентует мегабаллистическую ракету «Иван Поддубный» и под аплодисменты кемеровских бюджетников, напуганных надвигающейся войной и цветной революцией (а то и просто участвующих в спектакле за внеплановый выходной) откроет бесплатный каток имени Саши Овечкина. И всё вернётся на круги своя. И простят ему даже самое невероятное – собственных детей, съеденных на обед. Как прощали жители Москвы и Волгодонска, Беслана и Грозного.
Хотел бы я ошибиться, хотел бы, чтобы кемеровская трагедия стала той самой каплей, переполнившей чашу, но с чего? За всю советскую историю (а Путин – дитя именно этой истории) никому ещё не удавалось превратить русских в такой безропотный, бездумный и беспринципный скот. Даже Сталину. Тому, чтобы подчинить непокорных, приходилось расстреливать и сажать их миллионами – Путину же и близко не приходится этого делать. 
Нет, сам по себе русский народ вовсе не какой-то плохой и даже не особенный. Совершенно обыкновенный – две руки, две ноги. Разве что печень увеличенная – но что с того? В Испании, например, воруют так, что русским не снилось. А в Корее собак пытают – и радуются. У каждого свои недостатки и свои достоинства. Но лишить можно как тех, так и других. Вопрос приоритетов. Путин расставил свои с самого начала. 
Спор о том, что было раньше – яйцо или курица, он ли сделал нас скотами, или мы такими были всегда и просто породили Путина, предлагаю разбить Аврааму Линкольну – человеку, девиз которого «скажи людям правду, и страна будет в безопасности», который за четыре отведённых ему года (а не за восемнадцать лет) сумел превратить крайне консервативную, рабовладельческую, разваливающуюся на части Америку в совершенно другое государство - прообраз той самой великой державы, которую мы всё никак не перегоним. Америку, которая, конечно, до сих пор периодически выбирает себе в президенты полоумных дебилов, но которая имеет возможность спросить с них сегодня же и уж точно не жить с ними вечно. Америку, в которой школьники массово гибнут не реже, чем у нас, но в которой люди, а не Путин с Тулеевым, принимают решение - готовы ли они платить такую цену за свободную продажу оружия? Америку, в которой губернатор Тулеев немедленно отправился бы в отставку, а за сказанное им в отношении родных погибших - прятался бы до конца своих дней на дальней ферме. 
Люди по природе своей – животные довольно примитивные. Их можно превратить как бессмысленный скот, так и вдохновить их на самые невероятные подвиги. Я знаю это на примере собак – существ, не настолько уж сильно отстающих от человека, как кажется. Лис, шестой подобранный мной уличный пёс, попал ко мне домой, будучи псом уже взрослым, полностью сформировавшимся, вороватым, нервным и агрессивным. Через неделю он разодрал в кровь лицо моему другу. А через полгода он играл во дворе с маленькими детьми. Это ровно тоже, что умудряется делать с людьми Путин, только наоборот и буквально за час. 
Если у тебя есть власть над собакой – ты можешь добиться того, чтобы она никого не кусала, тупо надев на неё намордник. А можешь – показав ей, что без намордника жить намного выгоднее, прежде всего – для неё самой. Потому что это и еда, и общение, и игры с мячом. 
Второй путь – единственно правильный и эффективный. Ведь надетый намордник в любой момент может соскочить, порваться и обернуться против тебя. 
С людьми – тоже самое, и последовательность – именно такая. 
Сначала ты даёшь им право выбирать, а уже потом они, набив шишек, похоронив сотни своих детей, выбрав себе пятнадцать Тулеевых, в конце концов выбирают Линкольна, потому что это во всех смыслах выгоднее.
Сначала ты запрещаешь на своём телевидении врать и насиловать – и только потом получаешь умную, заботящуюся о чужих жизнях и неравнодушную к чужому горю (в том числе – и к твоему) аудиторию.
Сначала ты создаёшь человеческие условия на воле, и только потом рецидивисты, выходящие из тюрем, выбирают между свободой и неволей – первое. Потому что видят и ценят разницу. 
Сначала ты запрещаешь своим ментам нарушать права человека, и только потом люди начинают уважать государственные институты.
Сначала ты даёшь хорошо оплачиваемую работу взрослым – и только потом их дети перестают пролезать в кино бесплатно, потому что могут спокойно позволить себе купить билет. 
Для этого надо просто иметь такую цель. 
Что было раньше – яйцо или курица - сейчас абсолютно и не важно, потому что когда ты, волею судеб, уже директор птицефермы, ты либо делаешь яйцо вкуснее и полезнее, либо делаешь его окончательно несъедобным. Либо выводишь новую, более плодовитую, породу кур, либо передавливаешь их всех нахуй. Ты можешь сделать и так, и эдак, и даже по третьему. Для любого решения ты имеешь ресурсы, каких нет больше ни у кого. 
За восемнадцать лет власти (большая часть из которых - власть безграничная) ничего более выгодного, чем лгать, воровать и проходить мимо, Путин не предложил. И не просто не предложил - не хотел. Только усугублял, поощрял и цинично пользовался этим положением вещей, возведя их в национальную идею, сделав их единственным путём наверх, единственным избавлением от социального лузерства. Литература – литературой, но за свою реальную жизнь я не наблюдал более чистокровного негодяя. 
Бедные дети. Какой там Рейнеке.

https://www.facebook.com/evgeny.levkovich/posts/10208876903639324

Оригинал этой записи размещён на https://tapirr.dreamwidth.org/5597483.html

Пожалуйста, комментируйте её ТАМ, используя OpenID Комментарии

 







Россия без Путена и Навального!

 







Россия без Путена и Навального!

Цветаева и помощь людям

Саломея Андроникова и Марина Цветаева

Саломея Андроникова (слева) и Марина Цветаева


"Родители, воспитатели в детском саду и учителя учат детей быть добрыми, помогать друг другу. Но как понять, не испортит ли ваша помощь человека? Нужна ли ему ваша помощь или человек просто хочет воспользоваться вашими ресурсами? Стоит ли помогать людям?





Прежде чем начать помогать кому-то, подумайте о том, что вы можете вскоре нажить врага. Ну недоброжелателя, скажем мягче. Или попасть в пожизненное рабство. Это быстро происходит. И в некоторых странах на вас могут подать в суд, если вы регулярно помогали человеку и давали ему деньги. Или даровые услуги оказывали. Если вы перестали это делать, этот человек может потребовать продолжить помощь или выплатить ему компенсацию, ведь его положение ухудшилось, когда вы перестали пополнять его бюджет. Вы сами, так сказать, подписались на роль благодетеля. И ваши дары уже внесли в графу «предполагаемый доход». На вас рассчитывали! А вы подвели. Отказались помогать и разрушили планы человека.


Так, поэтесса Цветаева назвала прекращение помощи «свинством». Ей 8 лет помогала Саломея Андроникова: она работала в журнале и часть своего жалованья отдавала Цветаевой, ее мужу и детям. И еще собирала по знакомым деньги для поэтессы, чтобы та могла платить за трехкомнатную квартиру с ванной в Париже и ездить «на океан» отдыхать. Саломея отдавала и свои вещи: пальто, платья, башмаки, диван, стол… А потом грянул кризис, и возможность помогать исчезла. Люди сами еле выживали, какой там отдых «на океане»…


Вот это очень Цветаеву обидело. Весь семейный бюджет строился на этих деньгах. И поэтесса стала называть эти пожертвования «своим иждивением». И брать его за 3 месяца вперед… Настаивать в письмах с курорта: «Пришлите мне мое иждивение, мы сильно поистратились, здесь все так дорого!» А потом назвала прекращение помощи «свинством».


Марина Цветаева (слева) с мужем и друзьями в Праге, 1923 год
Марина Цветаева (слева) с мужем и друзьями в Праге, 1923 год

Это типичная история о неоднократной помощи. Сначала благодарят горячо, потом просят, потом требуют, а потом сердятся, если мы больше не можем помогать. Роль Спасателя, Благодетеля незавидна: ее или пожизненно надо играть, или из Спасателя вы быстро превратитесь в Свинью, извините. Обесценится все, что вы сделали прежде. И отказ вызовет такой же гнев, как невыплата зарплаты на работе. Или неотданный долг. Потому что кто Спасатель, тот и должник. Он должен помогать! Это ресурс, на который рассчитывают.


Обесценивается помощь почти сразу. Раз вы помогаете — вам это легко и просто. У вас есть излишки. Это вы не от себя отрываете, вы даете то, что лишнее. Ненужное вам. У вас и так много! Сил, времени, денег, других ресурсов…


Может возникнуть и зависть: у вас есть лишние деньги и диваны! Почему одним все, а другим — чужие объедки? Иждивенец чувствует себя униженным вашей помощью. И в конце концов найдет момент, чтобы обесценить все, что вы делали. Обычно это момент, когда вы разводите руками и начинаете оправдываться, извиняться, что деньги, диваны и башмаки кончились. Простите!



Но они не прощают. Вот что важно помнить, если вы решили оказать помощь: после второй-третьей просьбы надо задуматься о последствиях. О том, что вы добровольно вступили в трудовые отношения, так сказать. И трудиться предстоит всю жизнь. Или вплоть до первых обвинений в «свинстве».


@Анна Кирьянова

Оригинал этой записи размещён на https://tapirr.dreamwidth.org/5597738.html

Пожалуйста, комментируйте её ТАМ, используя OpenID Комментарии

 







Россия без Путена и Навального!

Latest Month

Июль 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by phuck