August 10th, 2017

Шляпник винтаж

Две старые фотографии

Ахматова

На фото как будто просто тётка в платке сидит на лавочке и тихий русский город.
Это Коломна. Мой прапрадед больше там не городской голова, он умер задолго до.
Его внучка, моя двоюродная бабка, уплотнённая, живёт в одной из комнат, оставшихся от былого дома.
Всю жизнь проживёт там без газа, растапливая печь дровами, останется старой девой до смерти в 101 год.
Она примерно одного возраста  с Ахматовой.
Могла встретить эту "тётку", проходя по улице.
Например, неся ведро с колодца...

Фотограф сработал не профессионально - такие, помещая героя в центp, всегда обрезают верхушку архитектуры, помещая в кадр много лишней земли под ногами. Это был Лев Горнунг. Они в тот день бродили там, разыскивая дом писателя Бориса Пильняка. Не нашли.

Присела на лавку отдохнуть Анна Ахматова. Она снята 16 июля 1936 года, Даниил Жуковский уже полтора месяца как арестован и сидит в тюрьме. Вот он, мальчик с белым воротником, тянет за верёвочку (за 20 лет до того):



Фото  сделано зимой 1915 года в Москве, в квартире Жуковских-Герцык.

Г.Морев описывает:   "В дальней комнате на диване сидит Бердяев (у него сломана нога). Прислонясь к дверному косяку, стоит Марина Цветаева. Жена Бердяева Лидия справа читает книгу. В центре - хозяйка дома Аделаида Герцык с двухлетним сыном Никитой на руках. В углу, рядом с тетей Евгенией Герцык - другой её (Аделаиды)  сын, шестилетний Даниил.

Через двадцать лет мальчик Даниил станет поэтом, математиком и стиховедом. Такие дети рано взрослели и в 26 лет, в советской Москве, он напишет воспоминания о детстве, о немом кино, стопкадром из которого - эта фотография:

"Я жил так, как жило большинство детей в тогдашних интеллигентных семьях. Я строил домики из кубиков, из карт, я забавлялся всеми играми, которым меня учили и которые мне покупали, я любил сказки Пушкина, Андерсена, "Приключения Мурзилок"; я боялся синего портного, которым иллюстрировался старый "Степка-растрепка", вырезал узоры из разноцветной бумаги, любил ёлку и день своего рождения. В десять лет я увлекался Жюль Верном. Но были среди всего этого такие игры, такие сказки и такие восприятия, которые явились чем-то очень большим и чреватым последствиями.

Когда я вспоминаю то, что было в прошлом году или пять лет назад, - я вижу, как все события катастрофически быстро сжимаются, тускнеют и как года превращаются в белые страницы. То, что казалось главным и важным, когда оно совершалось или недолгое время потом, - через год, через два оказывается вовсе не важным и совсем не главным. И только несколько младенческих переживаний каждый раз снова сияют нетускнеющим блеском. Они - моя единственная соломинка...

И, когда я спрашиваю себя, что же значительное было в моей жизни, мне хочется ответить словами Блока: "Это было в детстве; а теперь со мной вообще ничего не бывает"".

**

Рассказывает Н.Т.Жуковская:

"Даниил Дмитриевич Жуковский родился в семье поэтессы Аделаиды Герцык и ученого-биолога, издателя философской литературы и журнала "Вопросы жизни" Дмитрия Евгеньевича Жуковского 5(18) августа 1909 года во Фрайбурге. Друзьями семьи, частыми гостями в их доме на Арбате были многие известные философы, писатели и поэты. Волошин и Брюсов, Шестов и Бердяев, Ильин и С. Булгаков, Цветаева, Ремизов, Вячеслав Иванов – вот только наиболее громкие имена.

          На вопрос анкеты ГПУ "Что вы делали во время революции?" Даниил отвечает: "Был ребенком". Анализу особенного, детского восприятия окружающего, начальному постижению мира и его влиянию на становление мышления – рационального и художественного – Даниил Жуковский посвятил свои "Мысли о детстве..." – три школьные тетрадки рукописного текста, чудом уцелевшие при его аресте в 1936 году (название "Под вечер на дальней горе..." дано публикатором). Примечательно, что он следует здесь своего рода семейной традиции: детской психологии, ранним переживаниям посвящены очерки Аделаиды Герцык "Из мира детских игр", "О том, чего не было", "Ненаказуемость Котика"; эта тема проходит и в "Воспоминаниях" ее сестры Евгении Герцык, которые писались в 30-е годы.

          После смерти Аделаиды Герцык в 1925 году семью разметало по стране. Д. Е. Жуковский был арестован в Симферополе, где имел небольшой заработок в Таврическом университете. Младшего сына взяли знакомые, старший, Даниил, поступив в Крымский пединститут на физико-математическое отделение, живёт самостоятельно; уже сложился круг его интересов: математика, поэзия, теория стиха. Он размышляет о психологии стихосложения и восприятия поэзии, что позже воплотится в три амбарные книги рукописей с названиями "О ритме" и "Слово – звук – образ" (одна глава из этой работы была опубликована в журнале "Новое литературное обозрение" в 1992 году).

          На короткий срок (1931 – 1934 годы) отцу и двум сыновьям удалось объединиться в Иванове. Д. Е. Жуковский, получивший запрет на жительство в больших городах и находившийся под наблюдением НКВД, работал в лаборатории, младший брат учился в медицинском институте, а Даниил преподавал рабочим математику и физику. Затем он переезжает в Москву: влекут московские друзья, возможность общения, обсуждения интересующих его тем. Здесь он посещает литературные кружки, участвует в дискуссиях, его математические занятия выходят на более высокий уровень (он поступает заочно в МГУ). Написаны несколько десятков стихотворений, венок сонетов. Но единственное, что удалось напечатать, – переводы стихов в сказках Андерсена, да и то без указания имени переводчика, и увидеть их Даниилу не пришлось: книга вышла в 1937 году, когда он уже находился в Орловской тюрьме.

          Из писем, сохранившихся в архиве семьи Герцык-Жуковских, складывается трогательный образ Даниила Жуковского – незащищенного юноши, вступившего в неравную борьбу со временем. Эта внутренняя борьба, часто отзывавшаяся тяжелыми, угнетенными состояниями при черезвычайно жизнерадостном и деятельном природном характере Даниила, продолжалась всю его недолгую жизнь.

          23 ноября 1935 года он пишет Евгении Герцык: "Теперь для меня уже нет сомнения в том, что больше всего эпоха виновата в том, что я не пишу. Сейчас действительно просто стыдно петь соловьем, а я, по-видимому, именно так и пел бы... Весной было особенно страшно, когда каждый день приходилось вычеркивать из записной книжки адреса своих товарищей гибнущих..."

          Беда не миновала и его: 1 июня 1936 года пришли с ордером на обыск и арест. Ему предъявлено обвинение в "хранении контрреволюционных стихов Волошина" и "измышлении о жизни советских людей" (где-то в разговоре упомянул о голоде на Украине).

          В архиве КГБ сохранилась папка с его делом. Даниил Дмитриевич, проведя двадцать месяцев в застенках, держался  с достоинством, не изменяя себе. На вопрос следователя о волошинских стихах он отвечает: "Я хранил эти стихи из любви к ним..." И далее начинает приводить свое определение поэзии... С кем он пытается говорить человеческим языком?

          Первый приговор – пять лет. Но там же, в тюрьме, по доносу – новое обвинение и новый приговор, подписанный особой тройкой 15 февраля 1938 года. Вероятно, на следующий день, в день рождения матери, двадцативосьмилетний Даниил Жуковский был расстрелян."

**

15 февраля, в день приговора

          он пишет последнее письмо отцу:

"Несмотря на болезнь, обо мне не беспокойся. Думаю, что сейчас на свободе моя болезнь развивалась бы более прогрессивно. Даже в худшем случае, если я никогда уже не буду чувствовать себя здоровым –– и то ничего. Я пожил хорошо, всё, что нужно, испытал в жизни, хотя и в маленьких дозах, но ведь я сам "маленький". Ну, ещё раз прощай, крепко, крепко целую тебя. Твой Далик".

Оригинал этой записи размещён на http://tapirr.dreamwidth.org/5523893.html

Пожалуйста, комментируйте её ТАМ, используя OpenID Комментарии
kvadratizm

Что почитать лёгкого?

Друзья!

Посоветуйте лёгкий, но интересный роман, лучше русский.
Хочется почитать что-нибудь увлекательное.

Что-нибудь новое может быть выходило такого рода?
Но и не новое подойдёт.

Оригинал этой записи размещён на http://tapirr.dreamwidth.org/5524176.html

kvadratizm

Священное Предание

C Гусихин приводит (выделено КРУПНЫМ мною):

Наследие Отцов не представляет собой свод готовых ответов на все вопросы. По выражению святителя Иринея Лионского, оно скорее является depositum juvenescens, ОБНОВЛЯЮЩИМСЯ достоянием или цветущим сокровищем.

"В конечном счете, ‒ пишет протоиерей Георгий Флоровский, ‒ Предание есть непрерывное присутствие в Церкви Духа Святого, НЕПРЕРЫВНОЕ Божье водительство и просвещение".

Поэтому любовь к преданию как всей совокупности опыта Вселенской Церкви побуждает новые поколения христиан не ограничиваться формальным знанием творений Отцов, а стремиться к ТВОРЧЕСКОМУ усвоению их образа мысли для более глубокого понимания окружающего мира и вызовов СОВРЕМЕННОСТИ.

**

конец цитаты.

Что значит "непрерывное?
Это значит,что оно не остановилось тогда, во времена отцов.
Оно и сегодня и НАС так же ведёт.

Оригинал этой записи размещён на http://tapirr.dreamwidth.org/5524331.html


Пожалуйста, комментируйте её ТАМ, используя OpenID
Комментарии
kvadratizm

В Европе уничтожают банкиров целыми семьями

Оригинал взят у matveychev_oleg в В Европе уничтожают банкиров целыми семьями
welcome

В Западной Европе продолжается череда таинственных убийств высокопоставленных банкиров. Их убивают нарочито жестоко вместе с детьми и женами. С января этого года было убито уже 14 топ-менеджеров ведущих банков, ни одно из преступлений не было раскрыто. Такими темпами, банкиры по примеру Депардье вскоре начнут просить политубежище в России.

В пятницу, 18 апреля, стало известно, что в бельгийском городе Визе был убит 37-летний директор BNP Paribas Fortis вместе со своей супругой и девятилетним племянником в результате стрельбы из проезжающего мимо них автомобиля. Согласно заявлениям мэра Визе Марселю Невену, ничто не может объяснить, что вызвало жестокую стрельбу поздней ночью 18 апреля. До сих пор не найдены ни убийца, ни внятный мотив для совершения этого преступления.

Collapse )