September 9th, 2011

kvadratizm

Пионтк. про МБХ и хунту

"Столь неадекватная ненависть не может быть реакцией на банальную неуплату налогов или даже на злодейское убийство нескольких конкурентов. Тут нужно какое-то чудовищное преступление, совершенное либо лично против богопомазанника, либо против Отечества. И такие версии предлагались кремлевскими служками — пришел на встречу без галстука, готовил государственный переворот, продавал Кондолизе Райс ракетно-ядерный щит Родины. Однако обилие леденящих душу объяснений скрывало, как всегда в таких случаях, одну подлинную причину неравнодушного отношения президента к олигарху.

Очевидной она стала лишь совсем недавно, через два с половиной года после рокового события. Да, все произошло на той самой встрече, куда Ходорковский пришел без галстука. Но эту дерзость ему бы с трудом, но все таки простили, так же, как и продажу ракетно-ядерного щита. Хуже было другое.

Collapse )

Сделка "Путин — Абрамович" все поставила на свое место. Она стала классическим римейком операции "Вавилов —Богданчиков" с заменой 600 миллионов на 13,7 миллиарда долларов. Сам того не подозревая, Ходорковский ударил тогда в самое больное место власти, раскрыл самую сокровенную тайну режима. Питерская бригада, видимо, уже несколько лет назад разработала схему обналичивания активов "правильных" олигархов и личного фантастического обогащения. Афера с "Северным сиянием" стала первой пробой пера.

И не за шестерку Богданчикова, а за себя и за свои с Ромой кровные 13,7 миллиарда добивает ногами подполковник Путин заключенного Ходорковского.

Инженер Ходорковский дорого заплатил за свою ошибку. Подполковник Путин заплатит за свою еще дороже — любовию народной. Добрый наш, доверчивый русский народ, полюбивший приблатненного подполковника и за то, как он превратил весь Кавказ в грандиозный сортир, в котором он мочит террористов, и за его беспощадную борьбу с ограбившими Россию олигархами некоренной национальности, не поймет сделку своего любимца с Абрамовичем. В глазах своих прежних почитателей он станет таким же вором, как и сам Абрамович. А назначенный им наследник — ворёнком.
Collapse )

**

Если две звезды Кургиняна — Сванидзе все чаще зажигаются в прайм-тайм на государственных каналах, значит это очень нужно каким-то очень большим людям, которые зовут их спеть свою "Охоту на волков".

Их аудитории должны бояться и ненавидеть друг друга и благославлять презирающую их обеих власть как свою единственную защитницу. Чтобы люди палачами стали друг для друга, позабыв о главных палачах. Вот в чем сверхзадача и замысел упрямый поставившего эту пьесу Станиславского-Дубовицкого. "

http://www.kasparov.ru/material.php?id=4E67280981DBB
Книга

Шевкунов разродился

Пишет naficus в “Несвятые святые”



"«Несвятые святые» — это полные юмора, благодарности и ностальгии зарисовки архимандрита Тихона (Шевкунова) о монахах, реальных людях и не только"- это из рецензии.

"Ну, а на самом деле, под обложкой очередные потоки елея, с байками о старцах, батюшках, матушках, чудесах, про чертей и борьбу с ними. Лубок, одним словом. Особенно смущают эпизоды, воспевающие магизм и обрядоверие в духовной жизни.
Есть, конечно, и неплохие рассказы, но почему-то многое в них кажется сильно приукрашенным(например рассказ о появлении Сретенского монастыря(тогда подворья Псково-Печерского м-ря), где все чудесно и старцы прозревают... а про содеянное с общиной о.Георгия Кочеткова стыдливо благочестиво умалчивается). Да это, собственно, и не особо удивляет - вспоминаются прошлые, полные вымысла, творения о.Тихона.

В общем, о христианстве и сути его читатель немного узнает из книги, но зато точно будет знать, что без благословений старцев не то что жить трудно, но, наверное, и спастись невозможно. Ну, и где искать старцев этих тоже узнает (о.Наум в книге часто поминаем), со всеми вытекающими.
И ладно бы вся эта писанина, как и другая подобная ей, продолжала вариться на церковном рынке. Дак нет, у книги явно миссионерский уклон: издатель - светское издательство ОЛМА, тираж 60000 (и многие уже подметили,что цена неадекватная при таком тираже – около 300р.). Но будет ли от нее толк? Едва ли, – в представлении нецерковных читателей, церковная жизнь так и останется дикой смесью обрядоверия и магизма."


**

Друзья! А хорошо бы, к выходу сего опуса напомнить публике всю эпопею с мерзким эпизодом изгнания общины о.Г.Кочеткова из Сретенского монастыря Тихоном Шевкуновым. Дайте ссылки, где описана та мерзкая история? (Шевкунов, конечно, не сам действовал тогда, а с благословения своих московских начальников.) it
Книга

Протоиерей Александр Мень. Моё кредо



к сегодняшнему дню памяти протоиерея Александра Меня:

Протоиерей Александр Мень
МОЁ КРЕДО



Вы просите меня изложить мое кредо. Хотя кредо каждого христианина и, разумеется, священника, уже выражено в Символе веры, Ваш вопрос вполне законный. Христианство неисчерпаемо. Уже в апостольское время мы находим целую гамму типов Христианства, дополняющих друг друга. Итак, если выразиться кратко, для меня вера, которую я исповедую, есть Христианство как динамическая сила, объемлющая все стороны жизни, открытая ко всему, что создал Бог в природе и человеке. Я воспринимаю его не столько как религию, которая существовала в течение двадцати столетий минувшего, а как Путь в грядущее.

      Оно имеет средоточие своей веры во Христе, Им измеряет и оценивает все (Откр. 1,8).

      Оно знает, что приход на землю Богочеловека не был односторонним божественным актом, а призывом к человеку ответить на любовь Божию (Откр. 3,20).
      Оно познает присутствие и действие Христа в Церкви, а также в жизни вообще, даже в самых простых, обыденных ее проявлениях (см. притчи Господни, в частности, МФ 6,28-29); знает, что достоинство личности, ценность жизни и творчества оправдываются тем, что человек является творением Божиим (Пс. 8); видит в вере не теоретическое убеждение, а доверие к Богу (Рим. 4,3); не требует ощутимых знамений (Мк. 8,11-12), памятуя о том, что творение -- чудо (Пс. 18,2);

      оно внимает Слову Божию, которое запечатлено в Писании, но остерегается буквально толковать каждую строчку Библии, особенно Ветхого Завета (Рим. 7,6); верит, что один и тот же Бог открывался в обоих Заветах, однако открывался постепенно, в соответствии с уровнем человеческого сознания (Евр. 1,1); различает грань, отделяющую Предание (дух веры и учения) от "преданий", среди которых есть немало фольклорных и преходящих наслоений на религиозной жизни (Мк.7,8;Кол. 2,8).

      Оно верит, что Церковь живет и возрастает силой Христовой (Мф. 16,18; 18,20);

     

верит, что Христос являет Себя в таинствах Церкви, в ее освящении мира, в ее учительстве и в делах служения (1 Кор. 11,26; Мф. 18,20,19-20; Рим. 6,11; Мф. 18,18; Лк. 10,16), но знает, что ни одна из этих сторон церковной жизни не является самодостаточной, ибо Христос пришел и как Спаситель, и как Целитель, и как Наставник;

      чтит обрядовые формы благочестия, не забывая ни на мгновение, что они вторичны в сравнении с любовью к Богу и людям (Мф. 23,23-24; Мк. 12,28-31);

      верит в значение иерархического и канонического принципа в Церкви, видя в них свойство структуры деятельного организма, имеющего практическое призвание на земле (1 Кор. 11,27-30);

      знает, что богослужебные и канонические уставы менялись на протяжении веков и в будущем не смогут (и не должны) оставаться абсолютно неизменными (Ин. 3,8; 2 Кор. 3,6,17). Это же относится и к богословскому толкованию истин веры, которое имело долгую историю, фазы раскрытия и углубления (так Отцы Церкви и Соборы вводили в обиход новые понятия, которых нет в Писании).

Протоиерей Александр Мень     

Оно не боится критически смотреть на прошлое Церкви, следуя примеру учителей Ветхого Завета и Св. Отцов;

      расценивает все бесчеловечные эксцессы христианского прошлого (и настоящего): казни еретиков и т.п. как измену евангельскому духу и фактическое отпадение от Церкви (Лк. 9,51-55);

      знает, что противники Христа (беззаконный правитель, властолюбивый архиерей, фанатичный приверженец старины) не принадлежат только евангельской эпохе, а возрождаются в любое время, под разными обличиями (Мф. 16,6);

      остерегается авторитаризма и патернализма, которые коренятся не в духе веры, а в чертах присущих человеческой падшей природе (Мф. 20,25-27; 23,8-12);

      исповедует свободу как один из важнейших законов духа, рассматривая при этом грех как форму рабства (2Кор. 3,17; Ин. 8,32; Рим. 6,17).

      Оно верит в возможность стяжания человеком Духа Божия, но чтобы отличить это стяжания от болезненной экзальтации ("прелести"), судит по "плодам духа" (Гал. 5,22);

      вслед за ап. Павлом смотрит на человеческое тело как на Храм Духа (1Кор. 6,19), хотя и несовершенный в силу падшего состояния природы; признает необходимость попечения о нем (1 Тим. 5,23), если оно не переходит в "культ плоти";

      в соответствии с соборными решениями смотрит на брак и на монашество как на "равночестные", если только монашество не принимается под влиянием честолюбия и других греховных мотивов;

      отказывается объяснять зло в человеке только его несовершенством или "пережитками звериной природы", а верит в реальность метафизического зла (Ин. 8,44).

Collapse )

Оно переживает разделение христиан как общий грех и нарушение воли Христовой (Ин. 10,16), веря, что в будущем грех этот преодолеется, но не на путях превозношения, гордыни, самодовольства и ненависти, а в духе братской любви, без которой призвание христиан не может быть осуществлено (Мф. 5,23-24);

      открыто всему ценному, что содержится в христианских исповеданиях и нехристианских верованиях (Ин. 3,8;4,23-24);

      не отвергает добра, даже если оно исходит от людей безрелигиозных, но отвергает насилие, диктат, ненависть, даже если они прикрываются именем Христовым (Мф. 7,21; Мк. 9,40; Мф. 21,28-31);

      рассматривает все прекрасное, творческое, доброе как принадлежащее Богу, как сокровенное действие благодати Христовой;

Collapse )

      считает, что зараженность той или иной сферы грехом не может служить поводом для ее отвержения. Напротив, борьба за утверждение Царства Божия должна вестись в средоточии жизни.

      Оно "аскетично" не столько тенденцией бегства от мира, сколько духом самоотвержения, борьбой с "рабством плоти", признанием господства непреходящих ценностей (Мф.16,24);

      видит возможность реализовать христианское призвание человека во всем: в молитве, труде, созидании, действенном служении и нравственной дисциплине;




      верит в святость человеческой любви, если она соединена с ответственностью. Верит в святость семьи и брака (Быт. 2,18,23-24; Мф. 19,5);

      признает естественной и оправданной любовью к отечеству и отечественной культуре, памятуя, однако, что духовное выше национального (Евр. 13,14; Гал. 3,28; Кол. 3,11).

      Оно ценит национальные облики церквей как конкретные индивидуальные воплощения человеческого духа и богочеловеческой тайны. Однако это не заслоняет вселенского характера Церкви;

      оно относится к многовековому культурному творчеству Церкви не как к ошибке, а как к реализации даров Божиих

      Оно не считает разум и науку врагами веры. Просвещенное духом веры знание углубляет наше представление о величии Творца (Пс. 103, 3; Цар. 4, 33; Пс. 88,6);

      отвергает попытки найти в Писании или у Отцов Церкви естественно-научные сведения, пригодные для всех времен;

Collapse )

рассматривает научное исследование Библии и церковной истории как важное средство для уяснения смысла Откровения и реальных обстоятельств св. истории;

      открыто ко всем проблемам мира, полагая, что любая из них может быть оценена и осмыслена в свете веры;

Collapse )

утверждает с апостолом, что свидетельство веры в мире есть прежде всего свидетельство служения и действенной любви (1Кор. 13);

      смотрит на общественную жизнь, как на одну из сфер приложения евангельских принципов;

      признает гражданский долг человека (Рим. 13,1), поскольку он не противоречит требованиям веры (Деян. 4,19);

      не объявляет ту или иную систему правления специфически христианской. Ценность системы измеряется тем, что она дает человеку: целесообразностью и гуманностью;

      считает отделение Церкви от государства оптимальной ситуацией для веры и усматривает опасность в самой идеи "государственной религии";

      верит в историю как поступательный процесс, который через испытания, катастрофы и борьбу восходит к грядущему сверхисторическому Царству Божию;

      относится сдержанно к концепции "неудавшейся истории", то есть к убеждению, что правда Божия потерпела на земле полное поражение (против этого говорит Откр. 20,1-6);

      верит, что когда бы ни наступил последний Суд миру, человек призван трудиться на благо других, созидая царство добра, Град Божий; -- верит, что Суд уже начался с того момента, когда Христос вышел на проповедь (Ин. 3,19; 12,31);

      смотрит на посмертное состояние души человека как на временное и несовершенное, которое в грядущем восполнится всеобщим воскресением и преображением (Дан. 7,13; Ин. 5,28; Рим. 8,11; Откр. 20,11-15);

      знает, что Царство Божие, которое грядет, уже сегодня может воцариться "внутри нас" (Мк. 17,21; 9,27).

Collapse )

      Думаю, что в этом Вы не найдете ничего нового, а просто одно их преломлений Христианства изначального, древнего и, по слову Златоуста, "присно обновляющегося".

      Прот. Александр Мень.




no tv

Фильм "Раскол"



Фильм Раскол ещё продолжает идти, но вот какое мнение у меня уже сложилось:

характеры плоски.

Конечно, режиссёр старается оттенить хорошего парня царя отрицательными чертами,
а плохого патриарха Никона - хорошими чертами,
но у него плохо получается: разделение на положительных и отрицательных настолько явно, что достойно голливудской продукции.
(А Аввакума даже и не оттеняют ничем - ну прям ангел небесный).

Да, и вопрос к консультантам:
как это вы так наконсультировали, что все герои во всех сериях крестятся, не сняв шапку?
Никогда православный человек не осенит себя крестным знаменем, не обнажив голову.

Collapse )
kvadratizm

Статья Василенко

Сегодня - день памяти священномученика Александра Меня, пресвитера (+1990)
В связи с этим помещаю не потерявшую своей актуальности статью Л.И.Василенко 2000 года.
Также см.
другую его статью об о.Александре (про различные нападки на Меня различных оппонентов - анонимов, Дмитрия Дудко, клеветника Кураева)


Леонид Василенко
ЗА ЧТО НЕНАВИДЯТ ОТЦА АЛЕКСАНДРА МЕНЯ

Оп.: НГ-религии, №18 (65), 2000.





СО ДНЯ гибели о. Александра прошло 10 лет, а ненависти к нему не стало меньше. В Москве и других городах то там, то здесь видишь, что в храмах беспрепятственно распространяют печатные издания с клеветой на погибшего свидетеля веры. А в официальных церковных журналах и газетах напечатать что-либо в защиту о. Меня, по-моему, просто невозможно. (Прим. tapirr: Это было при Алексии II. Теперь, при новом Патриархе многие  церколвные издания опубликовали материалы к 20-летию мученической кончины о.А.,а Вестник епархии РПЦ в Западной Европе -  он, правда, не по русски выходит -  поместил фото о.А. на обложку:




Collapse )

Один иеромонах разъяснял, что раз убийство о. Александра совершено рано утром по дороге в храм, это означает, что Бог сам остановил мерзкого злодея, чтобы он не служил свою гнусную литургию, а если бы его убили позже, то, значит, за веру.

"Диакон всея Руси" Андрей Кураев заявил, что о. Александр "униат, т.е. католик, исповедующий католическую доктрину", и что "он ушел вовремя". Значит, о. Меня вовремя убили.

Примеры можно продолжать. Они свидетельствуют о давней ненависти, о лжи и клевете, невежестве и зависти, об изменах Евангелию. Как-то я услышал примечательную фразу, приписываемую одному уважаемому архимандриту, которую воспроизвожу не точно, а по смыслу: "Всем православным стоять по местам и ничего не затевать". Я не проверял, был ли такой "приказ" в действительности. Если где-то и был, то ясно, что он не от Бога. Но говоривший фактически признал, что русское православие в "аварийном" состоянии, что он суеверно боится, как бы не стало еще хуже, как бы не случился раскол из-за того, что кто-то предпримет какие-то реформы. Никаких обновлений, даже если они от Духа Святого.

Этот разъедающий страх, неизжитые исторические корни которого где-то далеко в никонианских событиях и Смутном времени, а готовность силой устранять неугодных явно от иосифлянских благословений казнить тех, кого надо объявлять еретиками.

Отец Александр прекрасно видел, до какого морального и интеллектуального убожества, до каких преступлений иногда доходят религиозные люди, когда они проникаются подобными настроениями. Они именуют себя ревнителями православия, но потеряли право на то, чтобы их признавали подлинными христианами. Ясно, что о. Александр, творчески одаренный служитель слова Христова, проповедник с пророческой харизмой, отвергался ими как чужой. Тогда при его жизни они хотели, чтобы его не было, а теперь хотят, чтобы его имя исчезло из памяти Церкви.

Collapse )

Но о. Александр никогда не называл их лжебратьями, личными врагами, с которыми нужно вести борьбу до победного. Никого конкретно не клеймил, а говорил только о врагах Христовых, каковых сводил к трем категориям: беззаконный правитель, властолюбивый архиерей и фанатичный приверженец старины. Говорил также, что поддержку в Церкви часто получают фашисты. На требования тех, кто еще не обрел в Церкви евангельского духа или, что реже, сознательно изменил ему, он отвечал отказом. Отвечал делом своей жизни, не всегда идя на открытую полемику. И хранил верность принципам: "Ненавидеть грех, но не грешника" и "Отвечать на зло добром". Он терпимо и вдумчиво относился к тем людям, кто имел несчастье сделать неправильный выбор, поддался страху и уступил чьим-то ложным идеям и требованиям. Никогда и ни о ком он не говорил как о человеке, совершенно безнадежном для Христова спасения.

menn4.jpg

Таков жизненный путь и крест о. Александра: уметь быть терпимым к людям вопреки гнетущей атмосфере озлобления и нетерпимости, которая была и остается в стране и Церкви. Уметь быть именно христианином не только в обществе, но и Церкви. Следовать евангельскому идеалу, т.е. полностью отдавать себя на служение Богу и ближнему и любить православие. Отец Александр Мень самым серьезным образом любил православную традицию без декламаций, но с пониманием и ответственностью. Если сравнивать, с какой болью, с какими бунтарскими вспышками шли на примирение с православием Соловьев, Булгаков и Бердяев, то о. Александр с ранних лет принял его с удивительной простотой и доверием сердца. Верность Русской Православной Церкве  вопреки всем грехам, которые творят в ней люди, - вот к чему он призывал своих прихожан из года в год. Призывал, давая образец в своей жизни и труде. "Оставить можно только труп", - не уставал он говорить сомневающимся. Но Церковь жива, Христос её не покинул, грехи человеческие не преодолеют силу Божию, поэтому никто не имеет морального права её бросать, особенно в трудные времена.

Collapse )

Недавний переход в католичество ряда довольно известных православных священников и мирян о. Александр Мень не стал бы одобрять. Он отнесся бы с пониманием к тяжелой ситуации, в которую был поставлен каждый из них, не осудил бы (пусть всех рассудит Бог), но не повторил бы их шага. Не одобрил бы и межконфессиональное зависание многих из тех, кто настроен экуменически, потому что неясно, где же их основные церковные обязательства и в чем на них можно положиться. Отец Александр заплатил жизнью за верность православию, за свою глубокую веру в то, что в нем до сих живы и смогут возродиться духовные силы, способные преодолевать узость благочестия, отвечать на вызовы мира сего и завоевывать человеческие сердца для Христа. Следует помнить, что каждая Церковь проходила свои периоды упадка и потерь, и не надо горевать, что нам довелось жить в тяжелые дни русского православия. Но кто бы и где бы ни хоронил христианство, потом оказывалось, что в нем есть силы для воскресения.

Эти силы дает сам Христос. "Я с вами во все дни до скончания века" (Мф. 28, 20) - эти завершающие слова евангелиста Матфея о. Александр повторял очень часто. Они несут огромный освобождающий потенциал для того, кто примет Христа всем сердцем и увидит, что Христос продолжает присутствовать и действовать как в русском православии, так и во всех Церквах, которые ему верны. И такой человек полюбит не только свою Русскую Православную Церковь, но и Римско-Католическую, и другие христианские Церкви. Но свою будет любить особой любовью. Это любовь беспристрастная, "без эмоций", любовь ответственная и жертвенная. На христианском Востоке ее всегда обозначали словом "агапе", а на христианском Западе - словом "каритас".

Трагичен путь такой любви - любви к России и русскому православию. Многие издевались над ней многие годы и в Церкви, и вне нее, и при его жизни, и после его гибели. Но убить эту любовь они не смогли. Верность и любовь о. Александра к русскому православию выражалась, в частности, в том, что он принимал его исторически сложившуюся богослужебную форму вместе с церковнославянским языком. "И мы не должны смотреть на те формы, которые нас не устраивают, которые кажутся нам устаревшими, как на нечто дегенеративное или же как на пережиток минувших веков. Мы должны на это смотреть как на одну из форм духовности". Именно в этих формах достигали святости великие русские подвижники и свидетели веры, поэтому никто не вправе относиться с презрением к консервативности православия. Именно в рамках этих форм он смог убедительно свидетельствовать свою веру и осуществлять труд, примиряющий человеческие сердца с Богом.

Христианам не следует уклоняться с этого нелегкого пути Христова служения в духе трезвой любви, потому что такова воля Божия: быть и служить там, где трудно, где неизбежен риск. "Вы понимаете, сейчас дуют очень холодные ветры, сейчас мир становится другим, - говорил он тогда без всякой "перестроечной" эйфории, - и многим хотелось бы сделать свою веру теплым прибежищем - убежищем от этого бурного и неуютного мира. Может быть, в этом и есть что-то справедливое. И все-таки вера нужна нам не как опиум, но дана нам как сила жизни, сила борьбы и сила упования, а не как еще одно анестезирующее средство". Наступает, говорил он перед падением коммунистической империи, очень нелегкое время для нашей Церкви, когда все, что таилось в тени, выйдет на свет публичности и мы увидим, кто чего стоит. И результат будет плачевный: вместо свидетельства живой веры мы, как он выразился, "дадим такого петуха", что лучше бы и не выходить из тени. 10 лет спустя после его гибели мы вправе сказать, что он имел в виду, разумеется, не только православных обскурантов с националистическим уклоном, которые многое сделали для дискредитации православия в глазах общества, но и христианских демократов, которые многих оттолкнули от себя тем, что презирают как "совков" не только воинствующих демагогов, но и просто традиционных консервативных православных и тем более нецерковных людей.

0006e72g

Не случайно обычные и высокообразованные люди тянулись к о. Александру. Они видели в нем человека, совершенно необычного для тогдашней советской жизни. Многие хотели стать похожими на него, поражались чистоте и ясности его веры и приходили потрудиться вместе с ним для Бога и Церкви. Так же было и в древнем христианстве, о котором о. Александр любил вспоминать. Древние христиане были убедительны прежде всего в том, каковыми становились они сами и их взаимоотношения между собой. Они объединялись не в приходы, а в общины, живущие полнокровно. Бог действовал в атмосфере этих общин, во взаимоотношениях их участников. Был дух общности во Христе, который более всего и привлекал, дух полноты церковной жизни.

Но чтобы обрести такую общину, нужно, во-первых, выработать в себе чувство принадлежности общине, а во-вторых, постоянно вкладывать силы в ее созидание. Любовь к Богу и ближнему - это труд души, нелегкий труд и ответственность при условии сурового отношения к самому себе и бережного и ответственного отношения к другому человеку. Это труд в русле дисциплины церковного послушания. Пастырский труд о. Александра в том и состоял, чтобы сборище отовсюду пришедших травмированных и амбициозных людей, выросших в условиях хамского и циничного безбожия, приобретало облик христианской общины. Он боролся за то, чтобы дух общности во Христе ожил и вновь вернулся в нашу приходскую православную жизнь.

Пастырский труд о. Александра Меня глубоко традиционен, он уходит корнями в апостольское Предание и в наследие отцов Церкви. Традиционен прежде всего по своим задачам возвещать Слово Божие, свидетельствовать, что в нашей Церкви присутствует и активно действует Сам Христос и Святой Дух, катехизировать тех, кто откликается на возвещение и свидетельство, крестить и воцерковлять крестившихся, вести их по пути духовного возрастания, созидать живую общину из тех, кто достиг зрелости веры и готов брать ответственность за церковное служение.

image001.jpg

Все ли удалось ему осуществить из сказанного? Скажем честно - нет. Община не получилась. Интеллигентская тусовка, замешенная на религиозном индивидуализме, часто брала свое, и все хорошее держалось в основном на личных отношениях с самим священником. Не сформировалось ядро общины, группа активных прихожан, глубоко преданных друг другу, о. Александру и Церкви, которая задавала бы основной тон. Уходивших от о. Александра и из РПЦ было немало. Заметное их число покинуло страну. Кое-кто политизировался. А были и просто предатели. Холодные ветры делали свое дело.

Collapse )

Означает ли это, что о. Александр Мень неудачник? Нет. Стоит вспомнить для сравнения, сколь огорчали апостола Павла созданные им общины в Коринфе, Галатии и других местах. И все же апостол сам дал положительный итог своей жизни, когда сидел в заключении перед казнью: "Подвигом добрым я подвизался, течение совершил, веру сохранил; а теперь готовится мне венец правды, который даст мне Господь" (2 Тим. 4, 7). Так же и о. Александр исполнил волю Божию в рамках своей жизненной задачи, он посеял семена слова Божия на ту почву, куда был послан, а урожай соберет Господь.

http://www.vehi.net/men/vasilenko2.html

Книга

Митр. Антоний Сурожский. Дружба с Богом

цитирует altshift^ Митр. Антоний Сурожский. Дружба с Богом
Я думаю, что самое важное во всем этом деле — крещения взрослых, исповеди, причащения, жизни христианской, это то, чтобы все шло в порядке дружбы с Богом и радости, радости о том, что мы Им любимы и что мы можем Ему ответить любовью и эту любовь даже малюсеньким чем доказать. Это колоссальной важности вещь, потому что так часто говорят людям: живи по заповедям: вот тебе десять заповедей тут, все Евангелие — указание на то, чего не надо делать, так ты проверяй и кайся, кайся, кайся...

И в результате христианская жизнь превращается в сплошной ад. До того жить можно было, а теперь уж никак жить нельзя, потому что как я вздохну — все не то... И это очень серьезное дело, потому что из радости можно очень многое сделать, от страха или такого чувства, что все безнадежно плохо, ничего не сделаешь в жизни. Мне кажется, надо и детей, и себя самих воспитывать на том, что не может быть более изумительной радости, как встреча с Богом, дружба с Ним и желание — да, Его обрадовать тем, что я стараюсь жить достойно этой дружбы. Но если я провалюсь на этом деле, если что-нибудь не то будет, то это не конец всему. Я могу прийти и сказать Ему:

— Прости! Вот что случилось...

Даже порой не «Прости» сказать, а просто Ему рассказать. Я думаю, особенно детей, но и взрослых надо на этом воспитывать, потому что слишком часто священники учат «страху Божию», и людей путает это понятие, потому что страх Божий это не боязнь. Тем более что Христос говорит: «Я больше не называю вас рабами, Я вас называю друзьями, потому что раб не знает воли своего господина, а вам Я все сказал...»

Вот отношение, которое у нас с Богом: дружба, доверие. Если что-нибудь «не то», то нужно именно к Нему обратиться. Если мы против Него согрешили, то к Нему пойти, а не как-нибудь найти путь мимо Него. Конечно, есть грехи, как есть физические болезни, но мы не можем жить тем, чтобы наблюдать за собой и искать болезни, которые у нас могут быть. А мы должны в себе воспитывать здравие, здоровье и из этого здоровья исходить, для того чтобы со своего пути отталкивать то, что может здоровье как бы принизить.
Книга

Патриарх Кирилл благословил распространение трудов отца Александра Меня в храмах Русской церкви

Новость вполне сенсационная. И очень радостная:

Патриарх Кирилл благословил распространение трудов отца Александра Меня в храмах Русской церкви

Иваново. 9 сентября. ИНТЕРФАКС - Патриарх Московский и всея Руси Кирилл дал благословение на распространение во всех православных храмах трудов протоиерея Александра Меня, сообщил "Интерфаксу" в пятницу губернатор Ивановской области Михаил Мень.

В эти дни глава региона участвует в мероприятиях памяти отца Александра и в научной конференции "Меневские чтения" в поселке Семхоз, в культурно-просветительском центре "Дубрава".

В чтениях принимают участие более 200 человек - священнослужители из разных регионов страны, миряне Москвы, Московской и других епархий.

Сегодня исполняется 21 год со дня убийства отца Александра.

По словам губернатора, в рамках памятных мероприятий в субботу состоится открытие фотовыставки Олега Данилова "Духовное звание", на которой будут представлены портреты священнослужителей Московской и других епархий.

Отец Александр Мень - проповедник, просветитель, религиозный философ, автор книг по богословию и истории религии. Он был первым советским священником, выступившим с проповедью на телевидении. Общий тираж книг отца Александра составляет около 7 млн. экземпляров, они переведены на 16 языков мира, а отдельные работы и статьи - на 40 языков.


http://www.interfax-religion.ru/?act=news&div=42164


++

К этому вот материалы интересные рекомендую:

Слушать аудио:

Святейший Патриарх Кирилл рассказывает о своём отношении к о.Александру Меню:


http://video.yandex.ru/users/tapirr/view/2

++

Патриарх Московский и всея Руси, на тот момент
Митрополит Смоленский Кирилл: «У нас с отцом Александром Менем богословские взгляды общие»


++

Приветствие Патриарха Кирилла участникам V Меневских чтений: http://www.patriarchia.ru/db/text/1271877.html

++

UPD 1: http://tapirr.livejournal.com/3077360.html

++

UPD 2. книги протоиерея Александра Меня рекомендованы к публикации Издательским Советом Русской Православной Церкви http://tapirr.livejournal.com/3078274.html

UPD 3. Ещё две книги одобрены: http://tapirr.livejournal.com/3126876.html