August 25th, 2011

Книга

продолжатели трёхязычной ереси.

По поводу  важного и нужного документа Межсоборного Присутствия Русской Церкви:

http://www.msobor.ru/doc.php?id=59


опубликована такая статья

-  манифест языкопоклонничества,  поклонения языку:

http://www.bogoslov.ru/text/1902908.html

Можно сказать, что это продолжение знаменитой трёхязычной ереси,  с которой боролись  и от которой   пострадали святые равноапостольные Кирилл и Мефодий.

Эта ересь утверждала, что есть языки "священные, божественные" (неважно, что непонятные), и только на них можно молиться, а святые братья, будучи  людьми апостольского духа смело переводили и Писание и Богослужение на язык, понятный  той пастве, для которой он предназначался.

Продолжателями дела святых просветителей славян будут те, кто будет

1. приближать ЦСЯ к пониманию нашего современника
2. переводить богослужение на современный литературный русский.

Если церковь хочет продолжать называться Апостольской,
если хочет быть достойной наследия святых Кирилла и Мефодия - должна продолжить их дело - дать народу богослужение на его родном языке, а не на мёртвом, но зато священном.

Языкопоклонники, конечно, сотворили себе кумира, это ясно.
Но это было бы пол-беды (в конце концов, каждый может поклоняться тому, чего его душа просит - юлианскому календарю, древне-славянскому языку, двоеперстию,  булыжнику с улицы), они же людям  дают камень вместо хлеба - свою эстетику и седую дрквность вместо  разговора души с Богом, разговора Церкви с Богом, вместо всех тех богатств православного богослужения, которые скрыты от людей за завесой непонятного для народа языка.


**

По ссылке там комментарии есть хорошие, комментари почитайте обязательно.


**

А я вот даже опрос  провожу - надо ли народу богослужение на понятном языке. (поучаствуйте, пожалуйста)
kvadratizm

Собчак и ГКЧП

собчак путин

..."Неформальный лидер ленинградских демократов Марина Салье назвала происходящее «военным переворотом», а на трибуну в это время поднялся контр-адмирал Виктор Храмцов, явившийся на заседание, чтобы представлять ГКЧП. Он еле успел открыть рот, когда рядом с ним появился известный своим темпераментом депутат Виталий Скойбеда и дал Храмцову в морду.
Как раз в это время в зал вошел срочно вернувшийся из отпуска Беляев. Он громко призвал присутствовавших к порядку, затем обратился к лежавшему на роскошном паркетном полу контр-адмиралу и спросил, имеется ли у того документ, подтверждающий введение в городе чрезвычайного положения. Документа не оказалось, и Беляев объявил, что никакого чрезвычайного положения нет. Храмцов отполз, а Ленсовет приступил к работе: планированию сопротивления, формированию координационного комитета и формулированию заявления по поводу произошедшего — была принята формулировка Салье «военный переворот». Периодически кто-то задавался вопросом, как связаться с мэром, но ни по одному из известных депутатам телефонов Собчак не обнаруживался...
Прежде чем вылететь из Москвы, однако, Собчак позвонил в Ленинград и распорядился поставить ОМОН охранять все входы и выходы в здание ленинградского телевидения. Об этом он рассказал в интервью газете «Московские новости», опубликованном 26 августа. Зачем он установил такую охрану — учитывая, что путчисты уже выступили по ленинградскому телевидению, — он не объяснил. Но Салье с Беляевым очевидно не пустил на телевидение именно установленный Собчаком ОМОН...
Собчак, в отличие от своих коллег, избрал тактику сидения на двух стульях: он совершал все ожидаемые от демократа символические действия, но с большим опозданием и только после переговоров с путчистами.
От Самсонова Собчак наконец поехал в Мариинский, где его кабинет охранялся группой автоматчиков под личным руководством заместителя мэра Владимира Путина...
После телевизионного выступления Собчак исчез. Фактически его администрация разделилась: командовать сопротивлением остался вице-мэр Щербаков, а Собчак с Путиным и автоматчиками провели следующие два дня в бомбоубежище Кировского завода.
Вячеслав Щербаков все эти дни спал у себя в кабинете в Мариинском дворце, сдвинув пять стульев. В первый вечер, укладываясь спать, он снял пиджак и обнаружил на лацкане иголку-«жучок», которую решил не трогать, рассудив, очевидно, что лучше знать, где у тебя «жучок», чем не знать этого...
Утром 21 августа Вячеслав Щербаков спал на своих пяти стульях в своем кабинете. «Просыпаюсь, чувствую, кто-то надо мной стоит, — рассказал он в интервью сотруднику питерского «Мемориала» в 2008 году. — Анатолий Александрович подъехал. "Спите-спите, Вячеслав Николаевич. Все нормально, все хорошо. Я вас поздравляю". Я раз — и за воротник, а иголки нет. То есть кто-то из моего очень близкого окружения ее поставил, и он же ее вынул, чтобы потом не обнаружили. Кто-то работал на другую сторону».

http://www.snob.ru/selected/entry/39655