March 2nd, 2011

no tv

Маузер Командора



Свежий Пионтковский:

http://www.grani.ru/Politics/Russia/m.186603.html

Правда,  фантаст: "Необходима ювелирная операция по удалению раковой опухоли путинизма". Где тот хирург?..

Но задача того, кто говорит правду - осознать необходимость: "необходима".

Но у ней ноги вдвое длинней особенная стать: может обойти и то, что необходимо
кр. крест

Легче верблюду пройти в игольное ушко, чем богатому войти в Царство

Легче верблюду пройти в игольное ушко, чем богатому войти в Царство. Что значат эти слова? Слушать:



отсюда

**

Ещё читать об этом: http://tapirr.livejournal.com/1323459.html

kvadratizm

Широпаев про Власова



http://shiropaev.livejournal.com/61289.html

"По НТВ прошел очередной фильм Алексея Пивоварова о войне: «Вторая ударная. Преданная армия Власова». Пожалуй, это лучший фильм Пивоварова. Он вполне выявил человеконенавистническую суть имперско-большевистской системы, бросавшей в топку войны армию за армией. По сути, назван главный ресурс «великой победы» - подавляющее численное преимущество при полном презрении к ценности человеческой жизни. Таков нехитрый азиатский секрет советской мощи.

Но я хотел бы остановиться на другом. На личности Власова. Она-то, кстати, в фильме показана слабо. Например, мотивация вступления Власова на путь борьбы с большевизмом в фильме по-советски проста: «испугался Андрей Андреевич». Интересно получается: в 1941-м Власов, будучи в окружении, не испугался, а вот сейчас, в 1942-м почему-то испугался. Нет, я уверен, что Власов, плутая в новгородских лесах, думал не о спасении шкуры. Ведь сам же Пивоваров не решился изобразить Власова моральным монстром. Ну вроде была у него коровка при штабе, чтобы командующий молочко пил. Но Пивоваров сразу делает оговорку: по сравнению с товарищем Ждановым, которому в это же самое время в блокадный Ленинград икорку и балычок доставляли, это совсем невинно. Ну была, как говорят, у Власова походно-полевая жена, потом вместе с ним попавшая в плен к немцам, а у кого ППЖ не было? У Жукова что ли? 

Так о чем же думал Власов, плутая в окружении?

Начну издалека. Непосредственным начальником генерала Власова был командующий Волховским фронтом генерал Мерецков. Как и Власов, он был выходцем из русских крестьян. В самом начале войны Мерецков, будучи уже генералом армии и Героем Советского Союза, загремел в подвалы Лубянки. Так сказать, с райских высот советского элитного слоя в советскую преисподнюю. Всплыли какие-то показания военачальников, арестованных еще в 1937-38 гг. На Лубянке Мерецкова били, да так, что он уже не кричал, а ревел. Мало того: Пивоваров рассказывает, что следователь Шварцман мочился на лицо избитого до бесчувствия Мерецкова, дабы привести его в сознание. То есть буквально ссал на генерала армии и Героя Советского Союза. Но потом совковая фортуна выдала новый кульбит: прямо в тюрьме Мерецкова отмыли, переодели в новую форму и доставили к самому Сталину, который отечески посетовал, что генерал как-то неважно выглядит. Откровенно глумился усатый. После этого Мерецков всю войну, не рассуждая, защищал родное сталинское государство, ссавшее ему в лицо, заработал бриллиантовый орден «Победа» и закончил дни маршалом, депутатом и т.д.

Попутно вспоминается и еще один видный советский военачальник с довольно типичной судьбой. Я не буду называть его раскатистой фамилии, поскольку человек он был приличный, в отличие от Жукова не хам и не мясник. Перед войной его, по тогдашнему обыкновению, арестовали. На допросах ему выбивали зубы, ломали ребра, били молотком по пальцам, а также, как я читал где-то, засовывали в зад ножку табуретки. Вообще, надо сказать, табуретка была одним из самых любимых инструментов дознания в НКВД. Ею били по башке, по ребрам, на ножку перевернутой табуретки усаживали особо упорных арестованных, и так человек мог сидеть сутками. У особо продвинутых чекистов фантазии на тему табуретки были еще более смелыми. Короче, в один прекрасный день наш военачальник был чудесным образом освобожден, отмыт, одет, реабилитирован, а в 41-м уже стоял насмерть, защищая большевистскую власть и дорогого товарища Сталина.  Кстати, Власов, формируя РОА, рассчитывал, что этот военачальник припомнит большевикам и выбитые зубы, и, конечно, табуретку. Напрасно рассчитывал. Его бывший коллега дослужился до маршала, получил орден «Победа», оставил толстые мемуары. О беседах на Лубянке в них, понятное дело, ни слова.

Перед нами система отношений, типичная для восточных деспотий. Любой человек, независимо от его социального положения, мановением пальца деспота может быть низвергнут или вознесен. «Все рабы и в рабстве своем равны» - что маршал, что простой беспаспортный колхозник. Сегодня тебе ссут в лицо, насилуют казенной табуреткой, а завтра ты в сиянии золотого шитья, в эполетах ведешь державные «тумены» на запад. А можно и наоборот: сегодня ты в эполетах, а завтра – в собственном говне на цементном полу. И военачальники это знают и служат системе, защищают ее, несмотря на то, что в лубянских подвалах она показала им свою суть. Потому что – рабы.  

Collapse )