July 9th, 2009

kvadratizm

Мещеринов и Митрофанов. Часть 1

http://www.grad-petrov.ru/archive.phtml?subj=12&mess=193

«Нужно жить не по лжи, чтобы научиться жить по любви Евангельской...»

В программе «Экклесия» игумен Петр (Мещеринов) и протоиерей Георгий Митрофанов (Часть 1).

 

Прот.А.Степанов: Здравствуйте, дорогие братья и сестры! В эфире радио «Град Петров» программа «Экклесия» и ее ведущий протоиерей Александр Степанов. Как обычно наша программа посвящена нашей Церкви, ее прошлому, настоящему и будущему. В данном случае мы хотим поговорить о настоящем и будущем, прежде всего. Сегодня мои собеседники – профессор Санкт-Петербургской Духовной Академии протоиерей Георгий Митрофанов. Здравствуйте, отец Георгий!

Прот.Г.Митрофанов: Здравствуйте!

Прот.А.Степанов: ...И игумен Петр (Мещеринов), настоятель подворья Данилова монастыря, сотрудник Патриаршего центра духовного развития детей и молодежи при Даниловом монастыре. Здравствуйте, отец Петр!

Игумен Петр (Мещеринов): Здравствуйте, отец Александр!

Прот.А.Степанов: Cегодня, в отличие от обычных наших встреч, мы имеем возможность поговорить и с представителем московского духовенства и тем самым как бы увидеть нашу церковную жизнь глазами еще и московского священника. Кроме того, не так часто на нашем радио выступают монашествующие, и тем более таких монастырей, как ставропигиальный Данилов монастырь в Москве, который является и официальной Патриаршей резиденцией. Поэтому, отец Петр, мы надеемся, что Вы существенно обогатите наше сегодняшнее обсуждение своими наблюдениями. Кроме того, я должен сказать, что отец Петр довольно часто выступает в церковной прессе, он уже известный церковный публицист, в частности, и в газете «Церковный вестник», в журнале «Фома» и в других широко известных и читаемых церковных изданиях. Так что для нашей сегодняшней беседы, для нашей темы о жизни нашей Церкви сегодня, о путях и перспективах ее развития в будущем, тем более будет интересно услышать и Ваше мнение. Поскольку наш сегодняшний московский участник все-таки мало известен нашим слушателям, я попрошу отца Георгия Митрофанова сказать несколько слов об отце Петре. Пожалуйста, отец Георгий.

Прот.Г.Митрофанов: Я бы хотел обратить внимание на вот какую существенную деталь. Весьма примечательно, что на нашей радиостанции уже многие и многие годы ее деятельности преимущественно выступают представители приходского духовенства, в меньшей степени, но тоже довольно часто здесь появляются представители наших Духовных школ, и крайне редко появляются представители монастырского монашества. Вот в этом явлении заключается определенного рода символ.

С одной стороны, мы пребываем в ощущении, которое мы черпаем из нашего исторического прошлого, что именно монастырское монашество позволяет увидеть в церковной жизни все ее наиболее острые проблемы, что именно монастырское монашество веками было своеобразной лакмусовой бумажкой состояния церковной жизни.

А с другой стороны, как-то получается, что несмотря на то, что монастыри восстанавливаются, монашеская жизнь как будто бы развивается, на радиостанции мы не встречаем представителей монастырского монашества. Вот отец Петр как раз представляет собой тот довольно редкий тип современного именно монастырского монаха, который, собственно, не один год, а долгие годы исполнял прежде всего храмовые послушания и уставщика, и регента, и помощника благочинного в одном из главных наших монастырей; человека, который даже сейчас, пребывая на монастырском подворье, еще и занимается при этом хозяйственной деятельностью, ибо это монастырское подворье является подсобным хозяйством Свято-Данилова монастыря. То есть многие годы отец Петр живет действительно в монастырской среде, и в то же время у него возникает потребность отзываться на серьезные вопросы нашей церковной жизни, вероятно, опираясь на свой опыт монастырской жизни. Причем опыт, который, как мне кажется, предполагает последовательное с его стороны следование тем основополагающим, традиционным принципам монашеской жизни, которые всем нам известны, но которые мы, как правило, связываем уже с нашим историческим прошлым.

Мне бы хотелось, чтобы отец Петр буквально в нескольких фразах обозначил основные вехи своего иноческого пути и в связи с этим, может быть, сразу же ответил на один вопрос: почему для него, человека, покинувшего мир, человека, ушедшего в монастырь, приобретают неожиданно такую остроту те проблемы церковной жизни, о которых мы и будем говорить?

Игумен Петр (Мещеринов): Спасибо за столь добрые слова. Отец Георгий уже мой иноческий путь обозначил. Я проходил все монастырские послушания, связанные с храмом, я и пономарил, и был регентом, и уставщиком долгое время, причем мне очень нравилось это занятие, и до сих пор я при случае регентую, и даже монастырское начальство, если у нас бывают службы на других подворьях, берет меня в качестве регента с собой, потому что я не прекратил это свое послушание. Я еще был звонарем, я был помощником благочинного, и все это дало мне возможность познакомиться с самой сутью богослужебной жизни, но вместе с тем дало почувствовать и многие проблемы этой богослужебной жизни, применения монастырских богослужебных уставов к нашей действительности. Затем я уже с 1995 года нахожусь на монастырском подворье, где несколько человек братии, храм, в котором совершаются ежедневные богослужения суточного круга, небольшое сельское хозяйство. Кроме того, у меня была возможность с благословения отца наместника нашего пожить и в Крыму, в горах, более скитским образом жизни...

Прот.А.Степанов: А там тоже какое-то подворье монастыря?

Игумен Петр (Мещеринов): Там было подворье Бахчисарайского Успенского монастыря, и в качестве отпуска меня отправили туда. Мы жили не в самом пещерном Успенском монастыре, а в скиту от в него в горах. Такое, скажем, «особножительство». И затем еще в одном монастыре вот в мой такой отпуск я побывал – это Белогорский монастырь в Пермской епархии, где тоже мы жили в таком лесном скиту. Это дало мне возможность – насколько это применимо к сегодняшнему человеку – попробовать все образы монашеского жительства, которые существуют у святых отцов.

Что же касается вопроса отца Георгия, почему я так откликаюсь на те или иные вопросы церковной жизни, то здесь уже я с 1993 года рукоположен в священный сан, и какая-то пастырская потребность требует; тем более, что я с 1992-го года параллельно состою в службе катехизации монастыря, и вот за исключением того времени, когда я в отпуске, я не оставляю катехизическую деятельность с молодежью.

Эта деятельность мне очень дорога, потому что помимо естественного пастырского общения с молодыми людьми, это позволяет в некотором смысле как бы держать руку на пульсе современной жизни и чувствовать, чем живет молодежь, и что хотят люди от Церкви, как они ее воспринимают – весь этот комплекс вопросов. Ну и, конечно, это просто пастырская озабоченность о людях, чтобы они познали ту благодать Христову, которая существует в Церкви, и чтобы они не заблудились на околоцерковных путях, ища этой благодати и не обретая ее, что тоже случается часто.

Прот.А.Степанов: Спасибо, отец Петр. Вот первый вопрос, который мне хотелось бы Вам и отцу Георгию задать, это вопрос, связанный с местом и ролью Священного Писания в жизни современных христиан в нашей Церкви. Как Вам кажется, это место действительно центральное, как это и должно было бы быть, или получается иначе?

Игумен Петр (Мещеринов): Конечно, это место должно быть центральным, и если мы возьмем все богословие отцов Церкви, составляющих сердцевину нашего Предания и церковной традиции, то увидим, что фундаментом их богословствования является, конечно же, Священное Писание. Со временем, не без влияния процессов, происходящих во всемирном христианстве, произошло некоторое такое разделение терминологии Писания и Предания. Как известно, Лютер одним из основных принципов Реформации предложил «Solo Scriptura» – «Только Писание», а Тридентский собор Католической Церкви, контрреформационный, в ответ на это выработал принцип Писания и Предания как двух равновеликих составляющих церковной жизни. Древняя Церковь такого разделения не знала, потому что Предание не формализовывалось, а было живым, это был живой опыт Церкви, живой опыт богословствования, который опирался на Писание и на самый опыт жизни в Духе. Ведь Предание это и есть непрерывная жизнь Духа Святого в Церкви и реагирование на Него людей. А в наше время, мне кажется, плохую службу сослужили некоторые аскетические труды церковных писателей, которые провозгласили принцип «Евангелие через отцов». И я заметил такую вещь, что когда рядом, например, с Евангелием ставится союз «и», да и вообще в таких сочетаниях, как «Христос и что-то там». Вот, «любовь к Богу и любовь к чему-то еще». Вот этот союз «и» каким-то странным образом устраняет первую половину фразы. И когда мы говорим: «Евангелие и ...» – это значит, что от Евангелия ничего не остается, и будет только то, что идет после «и». Вот «Евангелие и Предание» – это значит, что Евангелия не будет на первом месте.
Здесь нужно сказать, что на самом деле, конечно, Священное Писание нельзя принимать в отрыве от опыта Церкви. Но нужно различать такую важную вещь: догматическое понимание Писания, действительно, возможно только – применяя эту формулировку – «только через отцов», потому что только полноценный, полный опыт Церкви выявляет то, что порой в Писании бывает скрыто, и это относится именно к догматической, познавательной стороне – то, что мы знаем о Боге. Но вот с нравственной точки зрения Писание, на мой взгляд, самодостаточно, и если мы рядом с нравственными требованиями, особенно Нового завета, будем ставить что-то еще, то, как правило, эти евангельские требования будут размываться и уже терять свою такую «категорически императивную» функцию. Поэтому мне кажется, что в деле церковного назидания и в катехизации нужно людям разделять: да, догматическое учение Священного Писания мы воспринимаем через призму опыта Церкви, как оно раскрывалось со временем, с возрастанием культуры мысли, с осмыслением этого опыта духовного. Что же касается нравственной, то есть непосредственно касающейся каждого из нас, жизни, то здесь Писание непосредственно, оно не требует каких-то посредников.
Что касается аскетического опыта святых отцов, то это уточнение и частная специализация тех или иных сторон нравственной и духовной жизни, которая опять же не должна никак заменять и заслонять Писание.

Прот.А.Степанов: Спасибо, отец Петр. Действительно, вот эта нравственная сторона Евангелия, насколько она является сердцевиной нравственной жизни христианина сегодняшнего? На чем мы можем увидеть, что это проявляется или не проявляется? Есть ли какие-то, так сказать, сюжеты сегодняшней нашей жизни или ближайшего прошлого, которые мы должны были сквозь призму Евангелия увидеть? А мы этого не делаем, или все-таки делаем, как Вам кажется?

Прот.Г.Митрофанов: Я бы прежде всего отреагировал на то, что я сейчас услышал в связи с Вашим вопросом. Вот мы говорим об этой традиционной антиномии «Писание – Предание», которая не есть антиномия, как мы правильно констатировали. Но на самом-то деле, в том, что я услышал, я не увидел ее разрешения. Мне показалось, что мы сейчас пришли опять-таки к мысли о том, что есть Писание, нравственное содержание которого Преданием как-то недооценено или даже, может быть, скорректировано. Возникает противоречие: Предание предлагает нам один или разнообразные подходы к нравственности христианина, а Евангелие – другой подход. Есть ли тут какая-то проблема? На мой взгляд, проблема существует вот в каком смысле, об этом писал отец Георгий Флоровский, такой знаток Предания, каких мало можно найти. Он говорил о том, что в Церкви постепенно сложились наряду с Преданием предания, и вот эти предания, которые часто обосновываются мнениями тех или иных святых отцов, которые на самом деле подчас находились в противоречии друг с другом, и противоречия между которыми отнюдь не всегда получали соборное разрешение; когда мнение одного святого отца предпочиталось мнению другого святого отца и становилось уже как бы мнением Церкви, соборно выраженным. Так вот, мне кажется, что нужно говорить, что действительно, тому нравственному идеалу, который достаточно прозрачно присутствует в Евангелии, в том самом Евангелии, которое Христос нам не оставил как письменно зафиксированное свое учение, а том, которое Церковь избрала из множества евангелий, тем самым полагая в основу Писания уже свое понимание Предания Церкви. И в Предании Церкви какие-то Евангелия принимались, а какие-то не принимались. Но вот, к сожалению, исторически сложилось так, что вот этому заключенному в Евангелии, которое Церковь избирала себе в течение нескольких веков, этому нравственному идеалу евангельскому в преданиях отцов стали предлагаться такого рода альтернативы, что мы действительно сейчас уже не можем говорить о том, что существует для всех какая-то очевидная, основанная исключительно на евангельских принципах, христианская мораль. Это прозвучит дико, странно, мы все живем в ощущении того, что у всех у нас одна христианская мораль, однако весь исторический путь Церкви и современное положение нашей Церкви, в которой мы видим постоянные конфликты, в том числе и в этической сфере, между христианами, заставляет усомниться в этом. И в постановке вопроса о том, что, собственно, евангельский идеал морали подчас предавался и предается и сегодня забвению, есть доля правды. И вот здесь я бы вспомнил о том искушении Церкви, о котором мы уже не раз говорили. А искушение заключается в том, что евангельскому идеалу, достаточно ясному, на самом-то деле противопоставляются воспринятые сквозь призму той или иной исторически преходящей общественной идеологии те или иные мнения святых отцов. И на основе этих мнений, на основе их конкретных, частных суждений выстраивается некая универсальная мораль, которая подчас просто отодвигает на второй план мораль евангельскую. Скажем, Апостольские послания часто не имеют никакого значения, они просто неведомы. И вот здесь, как мне кажется, возникает проблема, связанная с тем, что, к сожалению, метаисторический нравственный идеал Евангелия оказался в значительной степени оттесненным на второй план суетными, преходящими, обусловленными конкретным культурно-историческим контекстом мнениями тех или иных святых отцов, представителей литургической поэзии, например, иногда ведомых нам, иногда неведомых, которые в общем и целом предлагали некое свое, подчас весьма произвольное толкование евангельских истин. Поэтому – мораль и морали, как Предание и предания.

Прот.А.Степанов: Может быть, для наших слушателей все-таки я бы предложил такой вопрос, может быть, он покажется смешным. Но все-таки – если назвать основные христианские нравственные нормы? Что Евангелие предлагает прежде всего как основу нашей христианской жизни в нравственном, моральном смысле?

Игумен Петр (Мещеринов): Сам Господь говорит, что по тому узнают, что вы Мои ученики, если… – и дальше Евангелие дает один ответ. У нас же много ответов в церковной жизни существует. Например, если мы постимся в среду и пятницу, да? Но так не сказано в Евангелии. Если мы отвергаем любого чужака, который крестится не так, как мы, а уж, тем более, содержит веру христианскую не так, как мы, да? Нет, так тоже не сказано в Евангелии. А сказано так: по тому узнают, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою. Слово «любовь», конечно, в наше время очень замылено и неправильно понимается, но вот в евангельской трактовке любовь – это то, что Бог принимает на Свой счет. Любовь по отношению к людям, как Сам Христос недвусмысленно говорит, Он принимает на Свой счет, на Себя. Поэтому главная евангельская заповедь, евангельская норма – это любовь. А уже из нее истекает то, как эта любовь проявляется в той или иной конкретной ситуации, так, чтобы эта любовь не была, скажем, вседозволенностью или потаканием греху, но это уже мудрость христианина, которую он имеет от Духа Святого.

Прот.А.Степанов: Итак, любовь – это, собственно, основа христианской нравственности. Поскольку, действительно, то общество, которое застал Иисус Христос, имело другие основы жизни, как и всякое человеческое падшее сообщество на другом строит свои отношения с людьми, с другими обществами и так далее, то вот это было предложение некоторой новой жизни.

Игумен Петр (Мещеринов): Да, при том, что любовь к Богу никак не отделяется от любови к ближнему. Заповедь любви к Богу, конечно, большая, но вторая подобная ей, то есть зиждится на ней, и одной без другой не может быть. Вот в наше время, например, очень многие предания, о которых сказал отец Георгий, основываются на том, что эта любовь убирается в сторону. И на первый план выставляются какие-то иные вещи – например, стояние в истине. И даже есть церковные писатели, в частности, есть такой писатель русского зарубежья архиепископ Аверкий (Таушев), который прямо и настаивал на том, что любовь не может быть без истины, а под истиной он понимал безблагодатность сергианской церкви, например, в конкретном историческом контексте. И подобного рода человеконенавистническая идеология подавалась как истинное Православие, истинное христианство. Мне кажется, если любовь убирается из поля зрения, как не то, что из нас должно исходить в мир, но как то, к чему мы, по крайней мере, должны стремиться непременно, вот тогда христианство исчезает и остаются падшие стихии мира сего, которые просто прикрываются высокими словами, и это как раз то, что вызывало гнев Христа – единственное, что вызывало Его гнев, – это фарисейство. Эта подмена подлинного смысла Богопочитания и любви к Богу и человеку чем-то иным, под каким бы то ни было предлогом. И до сих пор и всегда это вызывает и будет вызывать гнев Божий.
kvadratizm

Госпожа Обама посетила православное Сестричество в Москве

Прежде чем стать первой леди, миссис Обама работала волонтером в больнице

Первая леди Америки посетила православное Сестричество во имя благоверного царевича Димитрия

7 июля 2009 года супруга президента Соединенных Штатов Америки миссис Мишель Обама посетила православное сестричество во имя благоверного царевича Димитрия.

Collapse )




Collapse )



Госпожа Обама лично пожала руку каждой сестре милосердия, а со старшой сестрой Свято-Димитриесвского сестричества Татьяной Павловной Филипповой обнялась и расцеловалась

Collapse )
кр. крест

Держись совета сердца твоего

17  Держись совета сердца твоего, ибо нет никого для тебя вернее его;17 И совет сердца устави, несть бо ти вернее его:
18  душа человека иногда более скажет, нежели семь наблюдателей, сидящих на высоком месте для наблюдения.18 душа бо мужа возвещати некогда более обыче, нежели седмь блюстителие высоце седящии на стражи.
19  Но при всем этом молись Всевышнему, чтобы Он управил путь твой в истине.19 И о всех сих помолися вышнему, да управит во истине путь твой.

Книга Премудрости Иисуса, сына Сирахова. Глава 37
kvadratizm

Список политзаключённых

Лидер ОГФ Гарри Каспаров 7 июля передал президенту США Бараку Обаме список преследуемых и убитых оппозиционеров и политзаключенных. Редакция Каспарова.Ru публикует его на сайте.
no tv

Мещеринов и Митрофанов о Писании и Предании

«Нужно жить не по лжи, чтобы научиться жить по любви Евангельской...»

В программе «Экклесия»  igpetr  игумен Пётр (Мещеринов)  и протоиерей Георгий Митрофанов (Часть 1).


Прот.А.Степанов:
Здравствуйте, дорогие братья и сестры! В эфире радио «Град Петров» программа «Экклесия» и ее ведущий протоиерей Александр Степанов. Как обычно наша программа посвящена нашей Церкви, ее прошлому, настоящему и будущему. В данном случае мы хотим поговорить о настоящем и будущем, прежде всего. Сегодня мои собеседники – профессор Санкт-Петербургской Духовной Академии протоиерей Георгий Митрофанов. Здравствуйте, отец Георгий!

Прот.Г.Митрофанов: Здравствуйте!

Прот.А.Степанов: ...И игумен Петр (Мещеринов), настоятель подворья Данилова монастыря, сотрудник Патриаршего центра духовного развития детей и молодежи при Даниловом монастыре. Здравствуйте, отец Петр!

Игумен Петр (Мещеринов): Здравствуйте, отец Александр!

Прот.А.Степанов: Cегодня, в отличие от обычных наших встреч, мы имеем возможность поговорить и с представителем московского духовенства и тем самым как бы увидеть нашу церковную жизнь глазами еще и московского священника. Кроме того, не так часто на нашем радио выступают монашествующие, и тем более таких монастырей, как ставропигиальный Данилов монастырь в Москве, который является и официальной Патриаршей резиденцией. Поэтому, отец Петр, мы надеемся, что Вы существенно обогатите наше сегодняшнее обсуждение своими наблюдениями.

Collapse )

Игумен Петр (Мещеринов): Спасибо за столь добрые слова. Отец Георгий уже мой иноческий путь обозначил. Я проходил все монастырские послушания, связанные с храмом, я и пономарил, и был регентом, и уставщиком долгое время, причем мне очень нравилось это занятие, и до сих пор я при случае регентую, и даже монастырское начальство, если у нас бывают службы на других подворьях, берет меня в качестве регента с собой, потому что я не прекратил это свое послушание. Я еще был звонарем, я был помощником благочинного, и все это дало мне возможность познакомиться с самой сутью богослужебной жизни, но вместе с тем дало почувствовать и многие проблемы этой богослужебной жизни, применения монастырских богослужебных уставов к нашей действительности. Затем я уже с 1995 года нахожусь на монастырском подворье, где несколько человек братии, храм, в котором совершаются ежедневные богослужения суточного круга, небольшое сельское хозяйство. Кроме того, у меня была возможность с благословения отца наместника нашего пожить и в Крыму, в горах, более скитским образом жизни...

Collapse )

Прот.А.Степанов: Спасибо, отец Петр. Вот первый вопрос, который мне хотелось бы Вам и отцу Георгию задать, это вопрос, связанный с местом и ролью Священного Писания в жизни современных христиан в нашей Церкви. Как Вам кажется, это место действительно центральное, как это и должно было бы быть, или получается иначе?

Игумен Петр (Мещеринов): Конечно, это место должно быть центральным, и если мы возьмем все богословие отцов Церкви, составляющих сердцевину нашего Предания и церковной традиции, то увидим, что фундаментом их богословствования является, конечно же, Священное Писание.

Со временем, не без влияния процессов, происходящих во всемирном христианстве, произошло некоторое такое разделение терминологии Писания и Предания. Как известно, Лютер одним из основных принципов Реформации предложил «Solo Scriptura» – «Только Писание», а Тридентский собор Католической Церкви, контрреформационный, в ответ на это выработал принцип Писания и Предания как двух равновеликих составляющих церковной жизни.

Древняя Церковь такого разделения не знала, потому что Предание не формализовывалось, а было живым, это был живой опыт Церкви, живой опыт богословствования, который опирался на Писание и на самый опыт жизни в Духе. Ведь Предание это и есть непрерывная жизнь Духа Святого в Церкви и реагирование на Него людей.

А в наше время, мне кажется, плохую службу сослужили некоторые аскетические труды церковных писателей, которые провозгласили принцип «Евангелие через отцов».

И я заметил такую вещь, что когда рядом, например, с Евангелием ставится союз «и», да и вообще в таких сочетаниях, как «Христос и что-то там». Вот, «любовь к Богу и любовь к чему-то еще». Вот этот союз «и» каким-то странным образом устраняет первую половину фразы. И когда мы говорим: «Евангелие и ...» – это значит, что от Евангелия ничего не остается, и будет только то, что идет после «и». Вот «Евангелие и Предание» – это значит, что Евангелия не будет на первом месте.

Здесь нужно сказать, что на самом деле, конечно, Священное Писание нельзя принимать в отрыве от опыта Церкви. Но нужно различать такую важную вещь: догматическое понимание Писания, действительно, возможно только – применяя эту формулировку – «только через отцов», потому что только полноценный, полный опыт Церкви выявляет то, что порой в Писании бывает скрыто, и это относится именно к догматической, познавательной стороне – то, что мы знаем о Боге.

Но вот с нравственной точки зрения Писание, на мой взгляд, самодостаточно, и если мы рядом с нравственными требованиями, особенно Нового завета, будем ставить что-то еще, то, как правило, эти евангельские требования будут размываться и уже терять свою такую «категорически императивную» функцию.

Collapse )

А искушение заключается в том, что евангельскому идеалу, достаточно ясному, на самом-то деле противопоставляются воспринятые сквозь призму той или иной исторически преходящей общественной идеологии те или иные мнения святых отцов.

И на основе этих мнений, на основе их конкретных, частных суждений выстраивается некая универсальная мораль, которая подчас просто отодвигает на второй план мораль евангельскую.

Collapse )

Вот в наше время, например, очень многие предания, о которых сказал отец Георгий, основываются на том, что эта любовь убирается в сторону. И на первый план выставляются какие-то иные вещи – например, стояние в истине.

И даже есть церковные писатели, в частности, есть такой писатель русского зарубежья архиепископ Аверкий (Таушев), который прямо и настаивал на том, что любовь не может быть без истины, а под истиной он понимал безблагодатность сергианской церкви, например, в конкретном историческом контексте.

И подобного рода человеконенавистническая идеология подавалась как истинное Православие, истинное христианство.

Мне кажется, если любовь убирается из поля зрения, как не то, что из нас должно исходить в мир, но как то, к чему мы, по крайней мере, должны стремиться непременно, вот тогда христианство исчезает и остаются падшие стихии мира сего, которые просто прикрываются высокими словами, и это как раз то, что вызывало гнев Христа – единственное, что вызывало Его гнев, – это фарисейство. Эта подмена подлинного смысла Богопочитания и любви к Богу и человеку чем-то иным, под каким бы то ни было предлогом. И до сих пор и всегда это вызывает и будет вызывать гнев Божий.

Продолжение следует
кр. крест

Мещеринов и Митрофанов о свободе и честности



На фото: о. Георгий с духовником Ново-Тихвинского женского монастыря схиигуменом Авраамом.

В программе «Экклесия»   igpetr   игумен Пётр (Мещеринов)  и протоиерей Георгий Митрофанов

(Часть 2, начало здесь)

Прот.Г.Митрофанов: Я бы, как историк, здесь возразил и вот в каком плане: действительно, на протяжении всех веков церковной истории христиане, чувствуя недостаток любви и тем не менее мучительно ища для себя, своих братьев и сестер во Христе, пусть теперь не в любви Христовой, то – в чем?

В правильном почитании Христовом.

И вот здесь возникают попытки не с помощью любви, а с помощью каких-то иных черт обозначить своих сестер и братьев во Христе точно так же, как и противопоставить тех, кто вне Христа.

Отсюда то, о чем Вы уже тоже отчасти сказали: попытка узнавать христиан по принципу того, когда и как они постятся, когда и как они крестятся, сколь продолжительны их службы, как они относятся к государственной власти, к экуменизму и так далее, и так далее.

То есть масса суррогатных критериев подлинности веры Христовой.

Любовь, действительно, здесь по существу выявляет ущербность исторической Церкви. И в конечном итоге истоком секуляризации, которая поразила сейчас весь мир и которая часто проявляла себя достаточно резко и кроваво, а иногда и очень глубоко и страдательно, было то, что потому перестали видеть в нас учеников Христовых, что не видели в нас любви. И потрясенные этим оскудением любви в Церкви, люди уходили из Церкви и противостояли Церкви.

Но я бы не стал сводить всё только к любви. Мне кажется, существует и еще одна евангельская категория, которая на самом деле гораздо легче может быть реализована в жизни христианина. В одном из апокрифических Евангелий Христос, отвечая на вопрос Своих учеников, в чем же главный путь ко спасению, говорит: «Не лгите». И вот это чрезвычайно важно.

Collapse )

И последнее, что бы я изложил в связи с основополагающей этической темой Евангелия. Это слово, которое страшно подчас произносить в нашей среде, – это свобода. Это, опять-таки, в некоторой степени легче стяжаемые в этом мире добродетели – честность, свобода, нежели любовь и сострадание. И здесь мы опять сталкиваемся с проблемой, потому что ничто так не претит духу свободы, как именно устоявшиеся в церковной жизни представления о том, что смирение и послушание, которыми чаще всего на самом деле оправдывается привычный для нас советский конформизм и безликость, которые мы подчерпнули с детства. Ведь так легче жить было – безликим человеком толпы. А теперь уже толпы не советской, а толпы церковной, толпы православной. Вот эти очевидные евангельские принципы – честность, свобода, а значит, ответственность, затрудняют нам путь к главной евангельской истине, а именно – истине любви.

Collapse )

Игумен Петр (Мещеринов): Да, вот сказать: делай то и то – это как раз большой соблазн церковной жизни. И многие люди, придя в Церковь, обменивают свою свободу на некую гарантию спасения или даже, если в нашем контексте, вот услышит сейчас человек наши рассуждения, и действительно задастся вопросом: а что я должен дать, чтобы вот делай это – и получишь любовь.

Вот этот прямолинейный поиск гарантий чего бы то ни было в обмен на свою свободу, на свою совесть, на отдание самого себя в какое-то нелепое послушание и прочее очень распространен сейчас в Церкви.

Collapse )

Средневековый мир – это мир, в котором присутствие Христа ощущалось еще меньше, чем оно ощущается в нашем мире. Именно с точки зрения проявления милосердия. И именно вот этот подход преподобного Нила Сорского, который не ему одному был свойственен, при всех его личных достоинствах, проявлялся, в частности, в том, что у нас, к сожалению, в Церкви выработалось убеждение, что почитая Бога, правильно, православно Его славя, мы избавляем себя от труда выйти за пределы тех мест, где мы Его славим, где мы Его созерцаем, избавляем себя от труда нести тот самый труд Его милосердия, Его сострадания.

В связи с этим я могу лишь поразиться тому, как вроде бы победивший в истории нашего монашества преподобный Иосиф Волоцкий, а затем его ученики, остался непонятым. То, что ученики преподобного Иосифа Волоцкого с таким же бесчувствием, как и ученики преподобного Нила Сорского, относились к нуждам основной части своих братьев и сестер во Христе, при этом располагая огромными богатствами, Collapse )

Вот у Аристотеля как раз, пишет Аверинцев, рассматривалось три уровня: уровень, точно так же, как у Платона, высший, духовный; уровень низший, инфернальный, то есть сфера, где действует и торжествует дьявол;

но между этими уровнями есть некоторая «серая зона», или зона естественного, как называл ее Аристотель.

И вот как раз наша земная, профанная жизнь, она Аристотелем относилась вот к этой средней зоне. Она не плохая совершенно, она и не возвышенная, но в ней как раз могут отразиться вот эти высшие ценности, если мы над этим трудимся. И вот интересно, что ведь в молитве Господней мы молимся: да будет воля Твоя яко на небеси и на земли. То есть мы молимся о том, чтобы Божественный закон, Божественная правда осуществилась в нашей земной жизни так же, как в небесной, ну, хотя бы в какой-то степени. Мы уповаем на то, что это возможно. И вот Аверинцев пишет, что как раз западный мир пошел по пути Аристотеля, и поэтому уделял определенное внимание возделыванию вот этой нашей земной жизни, чтобы в этой земной жизни проявилось хотя бы в какой-то степени наше небесное упование. Вот на российской почве, к сожалению, этого никаким образом не произошло, и вот этим Аверинцев объясняет многие проблемы сегодняшней российской действительности.

Collapse )

Если мы обратимся к самому Евангелию, то ведь Господь избрал для причащения Себе самые естественные и повседневные вещи – вкушение хлеба и питие вина. Вино в тех землях было распространеннее воды.

И Господь ничего не говорит о том, что причастие Ему, скажем, подобно проработке золотой руды, или огранке камня, когда действительно нужны серьезные усилия. Нет, Сам Христос сделал это повседневностью, и что нужно для того, чтобы вкусить хлеба и принять чашу вина?

Нужно проголодаться, нужно почувствовать жажду.

Collapse )
kvadratizm

Нашисты заметают следы


Селигерский якименковский лагерь одного из прошлых лет. Подробнее фоты здесь

Collapse )


ОПА!! Нашисты заметают следы!! Подчистили заявление о своих преступных планах.

Если вы зайдёте сюда, то под пунктами 8 и 9 прочтёте просто:

"8. Общественная деятельность.

9. Православное блоггерство."

Однако ещё ночью, и со дня написания поста, там было немножно другое.  После моего  и многих других сообщений в жж, они подчистили. Эти невинные заголовки расшифровывались следующим образом:


8. Общественная деятельность. Создание системы общественного контроля и реакции на события (действия), инициированные людьми или организациями, действующими вразрез с идеями православия.

9. Православное блоггерство. Организация системной деятельности по выявлению и блокированию пользователей сети Интернет, действующих с целью распространения идей, противоречащих православной вере.


Вот мой утренний пост на эту тему:


Знаете, есть такое фашистское молодёжное движене "Наши" (в просторечии нашисты)?

Они теперь в законе - их гауляйтер Вася Якименко стал председателем Федеральное агентство по делам молодежи.

И вот обратите внимание, чем собираются заниматься участники \"православной секции\" нашистского лагеря (см. ниже)

И если пункт 8 ("Создание системы общественного контроля и реакции на события (действия), инициированные людьми или организациями" - новояз, конечно, славный, достоин \"комиссии по противодействию попыткам не в интересах") - это просто пиздё трёп,

то пункт 9  ("Организация системной деятельности по блокированию пользователей сети Интернет, действующих с целью распространения идей, противоречащих православной вере") - то это, если я прямо понимаю, прямая уголовщина.

Оборзели эти шакалы.

Но и насколько же они глупы и темны...


(Да, а к православию вы, милые молодые мракобесы,  имеете такое же отношение, как я к ОБХСС)


kvadratizm

Возвращение Николаевского вокзала



"В 1923 году дорога из Николаевской была переименована в Октябрьскую, и вокзал стал Октябрьским, а в 1924 году по изменившемуся названию Санкт-Петербурга (Ленинград) Ленинградским, каким и назывался до сегодняшнего дня.

Президент РЖД подписал приказ о переименовании Ленинградского железнодорожного вокзала Москвы в Николаевский"



Для меня это просто праздник! Я долго этого ждал.
Никогда разумеется не называл вокзал именем плешивого демона, а только правильным, собюственным  именем - Николаевский.

И вас, друзья, поздравляю.
kvadratizm

Джамбул: Бушуй, моя песня!


Троцкий, Ленин и Каменев

Джамбул Джамбаев о врагах и отце

К этому, см



Бушуй, моя песня! Я передам

Ненависть к трем взбесившим псам.



Первого пса Троцким зовут,

Он кровожаден, бешен и лют.

Второго пса Зиновьевым кличут,

У третьего Каменева обличье. ...



А с ними шакалья семья поднялась

Из ям, где зловоние, падаль и грязь..

Вот они — лгут, продают, предают,

Вот они тихо на брюхе ползут,

Вот они ночью - беззвездной, сырой-

В Сталина целят... Изменники, стой!



Наши глаза горят и во мраке,

Прочь, шелудивые, злые собаки!

В кого вы хотели, злодеи, стрелять? ...

Хотели отца у народа отнять.



Кому вы готовили пули и яды?

Хотели отнять наше счастье и радость

Хотели убить вождя всех племен,

Всех народов и всех времен.

Хотели солнце земли погасить ...

— Сердце Сталина остановить.



Мы вскрыли берлогу изменников мерзких.

Собака Гамарник, шакал Тухачевский

Задумали Армию нашу предать,

Задумали Родину нашу продать

Приговор вынесен в каждом ауле:

Каждой собаке в череп по пуле!



Голос народов гремит водопадом:

Вы просчитались, проклятые гады!

Никогда змее в облаках не бывать.

Никогда верблюду орлом не летать.

По морской воде паровоз не пойдет,

По сухой земле не пойдет пароход. ...
kvadratizm

Российские территории: Недолго осталось жить спокойно

rakty приводит интересную аналитику:

http://www.ari.ru/doc/?id=3296

Про то, что Пу перестал устраивать его хозяев, про то, как Медведев требовал прекратить наступление на Тбилиси, а на него плевали,
и, главное, про то, зачем Обама приезжал в Москву.

Особенный интерес представлдяет ссылка на прогноз того, что же будет с Россией: http://agaroza.ru/post_1234195080.html

Он почти до деталей совпадает с моим прогнозом трёхлетней давности. А ведь я не числю себя маститым футурологом! (и этого текста до сего дня не читал):




"А.Светов Тогда поставим вопрос иначе: какой тебе видится вот эта территория, которую сегодня занимает Россия, ровно через десять лет?

Доменик Рикарди С востока на запад эта, как ты выразился, “территория” выглядит так:

Южная часть острова Сахалин, все острова Курильского архипелага и юго-западное побережье Камчатки находятся под японским протекторатом. Границы этой зоны очень жёсткие и хорошо охраняются. Японцы контролируют также прилегающую к этим землям акваторию Тихого океана, всё Охотское море и Японское море от Владивостока до западного побережья самой Японии. Военная база и порт Петропавловск-Камчатский — под совместным управлением США и Японии.

Далее на запад картина выглядит так:

Территория от 65-ой параллели с юга на север, и от Уэлена на востоке до Архангельска на западе — под юристдикцией США. (Далее на северо-запад начинается юристдикция Британии; на северо-восток — Германии и Норвегии.)

Всё, что южнее 65-ой параллели, то есть практически вся Восточная Сибирь южнее Северного полярного круга, а также Монголия, находятся под влиянием Китая. Китайский оккупационный режим будет очень жёстким, напоминающим китайский режим на Тибете первых лет оккупации. Тюрьмы и концентрационные лагеря переполнятся сибирскими и монгольскими партизанами. Однако пограничная служба поставлена плохо, и любой желающий, будь то беженец или контрабандист, сможет без особого труда покинуть китайскую зону. В самом Китае будет развёрнута пропагандистская кампания, призывающая народ заселять “северные провинции Китая”. Китайские власти активно помогут своим переселенцам — новым “хуа-цяо” — политически и экономически. Десятки миллионов китайцев устремятся в Монголию и Восточную Сибирь. В короткий срок этнический состав этих районов радикально изменится: китайцы составят подавляющее большинство на этих территориях. Денежная единица — современный китайский юань. Небольшая подробность: все вывески и информационные указатели на этих территориях должны дублироваться по-китайски. За нарушение — непомерный штраф или даже лишение лицензии (если говорить о частном бизнесе).

Великая русская равнина и вся Западная Сибирь выглядят так: от Уральского хребта до Петербурга и от Мурманска до Астрахани территория разделена на директории, находящиеся под объединённым командованием НАТО. Предыдущее административное деление на области сохранится полностью. Разница лишь в том, что каждая область находится в зоне ответственности конкретного государства — члена НАТО.

В частности, Курская, Брянская и Смоленская области —Collapse )

Украине удастся сохранить формальную независимость, пожертвовав Крымским полуостровом в пользу Турции, когда-то принадлежавшем Османской Империи, который при помощи союзников по НАТО будет отчленён от Украины, как говорится, “мирным путём” и “без единого выстрела”.

Белоруссии повезёт меньше: она, как и Россия, утратит государственную независимость и будет де-факто управляться военной администрацией НАТО под прикрытием марионеточного правительства, номинальной главой которого станет бывший белорусский политэмигрант: худощавый седеющий брюнет невысокого роста. Именно в Белоруссии впервые в Европе удастся осуществить классический латиноамериканский сценарий: “дядюшка Сэм” ставит свои игральные фишки на политика-коллаборанта из числа “аборигенов”, а тот, в свой черёд, делает ставку на американский штык. — Это для Европы беспрецедентный сценарий!
kvadratizm

Решение о переименовании Ленинградского вокзала в Москве НЕ принято

Я ничего не понимаю. Они там здоровы ваще?

МОСКВА, 9 июл - РИА Новости. Решение о возвращении Ленинградскому железнодорожному вокзалу Москвы исторического названия - Николаевский - не принято, говорится в сообщении РЖД.

Пресс-служба сообщает, что данный вопрос пока обсуждается.

В частности, в компанию поступило обращение с таким предложением общественного фонда "Возвращение", в который входят политические деятели, представители науки, культуры и духовенства. Возможность переименования рассмотрена Институтом Российской истории РАН, Федеральным агентством железнодорожного транспорта и Департаментом транспорта и связи Москвы.

Пресс-служба РЖД подчеркивает, что "окончательного решения по вопросу изменения названия Ленинградского вокзала не принято".

"Пресс-служба ОАО "РЖД" приносит свои извинения за информацию, распространенную ранее, и просит средства массовой информации с пониманием отнестись к этой технической накладке, и, по возможности, предотвратить дальнейшее распространение неверной информации по данному вопросу", - говорится в сообщении .

Между тем, глава РЖД Владимир Якунин уже прокомментировал переименование Ленинградского вокзала, заявив, что это решение лежит в рамках политики госмонополии - "историзм и преемственность".

В среду представители РЖД сообщили, что Якунин подписал приказ о переименовании Ленинградского вокзала в Москве в Николаевский.

Как сообщала в четверг пресс-служба РЖД, Ленинградский вокзал переименован в Николаевский в рамках реализации соглашения о сотрудничестве между РЖД и Московской патриархией Русской православной церкви (РПЦ) и принимая во внимание обращение общественного фонда "Возвращение", в который входят политические деятели, представители науки, культуры и духовенства.

В свою очередь, активисты общественной организации "Коммунисты Петербурга и Ленинградской высказали возмущение решением главы РЖД Владимира Якунина о переименовании Ленинградского вокзала в Москве в Николаевский, говорится в сообщении на сайте организации.

Коммунисты отметили, что "это не просто удар по Ленину и коммунистам, не просто шаг к реставрации монархии, но еще и явный знак пренебрежения со стороны московской бюрократии к Петербургу-Ленинграду, пережившему фашистскую блокаду".



http://www.rian.ru/moscow/20090709/176809028.html
kvadratizm

2 варианта для администрирования

В продолжение темы

Одним словом (в свете того, что будущее не предопределено, а поддаётся нашему свободному воздействию), альтернатива могла бы быть такая.

Оставим за скобками территории, которые отойдут прямо и недвусмысленно Японии, Китаю и США.

Подумаем о северозападной Руси (включая Москвию и т.п.). Тут всё-таки альтернатива есть. Варианты такие: либо именно окупация и полный контроль др. государств. Или всё-таки собственная власть, национальная (пусть и в союзе и согласии со странами НАТО).

Какие условия могли бы привести ко второму варианту (всё-таки независимость, пусть и не полная, всегда предпочтительней)?

Только наличие слоя людей:

1. честных (!)
2. образованных и имеющих способности к управленческой работе
3. думающих о народе, т.е. демократически мыслящих
4. способных повести за собой и умеющих с народом говорить, т.е. имеющих харизму.

Пункты 3 и 1 это не одно и тоже, как сможет показаться, потому что можно быть не вором, но при этом думать, скажем о нации или о судьбах, скажем, армии (да чего угодно), но только не о народе и его реальном интересе, т.е. его (народа) кармане и его свободе и жизне.

Не ошибусь, если констатирую, что такого слоя сейчас в России нет. Нет группы людей, способных занять руководящие посты в России после свержения чекистско-либерально-патриотической хунты.

Т.о., придётся пожинать первый вариант. В оккупационную администрацию нынешние клептократы из ЧК и партии Единая Россия пойдут с радостью работать на вторых ролях.