?

Log in

Предыдущее | Следующее


Александр Бренер, Барбара Шурц. Vienna Art System.


Рецензия на

Бренер и Шурц: "Апельсины для Палестины"

Александр Бренер, Барбара Шурц. "Апельсины для Палестины"
Преодолённое искусство, Петербург, 2002.


Мяу! Мяу! Мяу! Мяу!
Без любви ничего не получится!
Мяу! Мяу! Мяу! Мяу!
Без любви революция ссучится!

(Александр Бренер, Барбара Шурц. Из сборника "Апельсины для Палестины")


Появление этой книги стихов (не текстОв песен, а именно стихов) в нашем обзоре не случайно. Дело не только в том, что один из авторов - Барбара, - носит ирокез, а второй - Александр, не раз позволял себе поистине панковские выходки во "взрослом" культурном пространстве. Важнее, что Александр и Барбара делают сегодня в русской поэзии то же, что 20 лет назад "Clash", "Crass" и "Black Flag" сделали в английской поп-музыке. Они ставят её на уши и поворачивают лицом к тем проблемам, к той стороне жизни, которую не то, что в обычных книгах, журналах и газетах, а, пожалуй, даже на митингах радикальной оппозиции, не умеют обсуждать как следует.

Они говорят "простые вещи"-2002. О том, каким дерьмом накачивает всех нас телевизор. О том, что сопротивляться этому можно и должно. О том, что не дяденька в чалме, а государство - главный террорист. О том, что отстойно-застойной русской поэзии нужно вскрыть брюхо, в конце-то концов. И о том, что пора начинать не просто эксгумирование, но - культурную революцию.

Вот только несколько названий стихов: "Слушайте, государственные аппараты!", "Против художников", "Краткая рифмованная история капитализма", "Закон экономического принуждения"... Это же просто какой-то перечень статей из радикальной левой брошюры! Всё правильно. "Апельсины для Палестины" - это и есть радикальная левая брошюра, написанная современным экспрессивным языком, адекватным началу XXI века.

Ритм и стихотворный размер новых текстов Александра и Барбары вполне позволяют распевать их под панк-рок. Впрочем, свидетели июньского поэтического вечера Бренера и Шурц в Питере, утверждают, что это был, практически, панк-концерт, только без музыки. Лексически дань традиционной панк-эстетике тоже более, чем отдана (см. в приложении чудесный стих "Цепи эквиваленций"). Но всё-таки большинство произведений - значительно серьёзнее.

Как вам, например, такая заявка:

Слушайте, мягкотелые бюрократы!
Все банки должны быть ограблены и расформированы.
Слушайте, рыхложопые психопаты!
Все охранники должны быть перевоспитаны, но не арестованы.



Или такая:



Новая жизнь лучше, чем новый голливудский боевик.
Мык! Дык!
Чтобы прийти к новой жизни, не нужно наступать на чей-то кадык.
Бздык! Бздык!
К новой жизни необходимо прийти без насилия!!!
Гык! Ррррррррррррррррыыыыыыыыыккккк!!!!
Как???????????????????
Через ррррррррррррррррреволюционное усилие!!!!!!!!!!!!!!!!!!
Прыг! Прыг!
Шмяк!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
Шмыг!!!!!!!!!



Наверное, так мог бы выражаться любой 15-летний панк, - скажет уравновешенный читатель. Возможно. Но почему-то не выражается. Возможно, история жизни Барбары и Александра, в контексте данного обзора неизбежно сокращённая и крайне схематизированная, даст дополнительный ключик к пониманию такого недюжинного количества вопросительных и восклицательных знаков. Люди, знакомые с предыдущими книгами авторов (например, с тремя последними, выходившими по-русски, полудневниковыми - "Бздящие народы", "Ртутные палочки", "Татуировки на тюрьмах") могут пропустить этот абзац, а для остальных...

Александр родом из Казахстана, Барбара - из Австрии. Александр успел пожить в СССР, Израиле и постсоветской России, Барбара хорошо освоила русский язык и радикальную левую теорию. Александр в прошлом - художник, прославившийся на весь мир своими скандальными акциями (про знак доллара, выведенный им зелёной краской на картине Малевича "Белый крест на белом фоне" наверняка слышали многие - об этом в России даже снята дурного вкуса художественная короткометражка "Суд над Брунером"), Барбара - искусствовед, также не брезговавшая радикальными жестами на художественной сцене. Они встретились в Вене в 98-м, сразу после того как Александр вышел из голландской тюрьмы, где сидел за Малевича (сборник его тюремных стихов "Обоссанный пистолет" также заслуживает упоминания) и с тех пор идут по жизни вместе, время от времени с хрустом надламывая её, казалось бы, выверенный и просчитанный вектор.

Вылезти из уютного кокона мировой арт-славы, с сопутствующими ей стипендиями, грантами, международными конференциями и биеннале, публикациями в престижных журналах и выгодными знакомствами в среде всемирной художественной номенклатуры - сначала в беспрерывный опасный уличный драйв анархистов Лондона, а потом - в комнату питерской коммуналки, чтобы вместе с одной финкой, одним арабом и двумя-тремя здешними аборигенами начать всё сначала в новом, неизведанном качестве рядовых политических активистов неавторитарной российской радикальной левой, - то есть почти буквально стать частью того, чего нет, - кто ещё решится на такое безумное сальто с понижением до уровня ground zero?

Барбара и Александр прошли этот путь сознательно, с высоко поднятой головой.

Парадокс с этой их новой, уже питерской, книгой ещё и в том, что, возможно, наиболее известная из предыдущих совместных работ Александра и Барбары - "Что делать? 54 технологии культурного сопротивления отношениям власти в эпоху позднего капитализма" была, скорее, художественной, а нынешний сборник стихов, скорее, должен быть отнесён к политической литературе. И дело тут не столько в содержании "технологических" советов и поэтических призывов, а в самом отношении авторов к тому, что они делают. Отношение же это изменилось за прошедшие три года радикально.

Говоря о переходе от былой "панковской лирической традиции" к нынешнему "поэтическому реализму", упоминая о том, какие книги (Маркс, Роза Люксембург, Грамши, Дебор) и какие события (сапатисты в Мексике, война в Чечне, гигантские демонстрации в Сиэттле, Праге и Генуе, 11 сентября) повлияли на такое их развитие, авторы недвусмысленно постулируют своё отношение к поэзии: "Мы, вообще говоря, не верим в автономность поэзии, не верим в её самодостаточность, мы считаем поэзию действенной лишь постольку, поскольку она включена в политический праксис и встроена в материалистическую и историческую методологию, направленную на революционное преобразование мира... // Одним словом, в этой книжке мы пытаемся защитить теоретический и пропагандистский эмансипаторский стих, а также освободить современную русскую поэзию от поглотившего её бессознательного. Это тупое, упрямое и кудахчущее бессознательное, рвущееся наружу из ушей, ноздрей, задов и глоток, - следствие катастрофической деполитизации русских стихотворцев, результат их интеллектуальной и эмоциональной трусости, их профессиональной непригодности. Впрочем, стихи, которые мы здесь публикуем, отнюдь не для этих ничтожеств..."

Ну что, слишком круто замешано? Авторы думают, что в самый раз:


Зарубите себе на носу: революция - это не пьяные грабежи.
Революция - это последовательное искоренение политической и поэтической лжи.



От Бренера и Шурц достаётся бюрократам и психопатам, плутократам и аристократам, технократам и адвокатам, автократам и геронтократам, фаллократам и какистотратам, теократам и Соединённым Штатам... Достаётся и России, и Азии, и Африке, и Латинской Америке - всем сёстрам по серьгам. А также - банкирам, журналистам, президентам, полицейским и прочим представителям Системы. Но особенно прочувствованные строки посвящены деятелям из культурного лагеря:


Поэтишки дышат сахарной пудрой и виски.
А в это время в Сьерра-Леоне дети лакают вонючую жижу из собачьей миски.
Художнички прикидываются безумствующими божками.
А в это время в Афганистане беженцы трясут своими сухими кишками.
Музыкантишкам полюбилась на сцене похабная поза.
А в это время в России люди дохнут от водки и туберкулёза.
Для кого вы работаете, деятели культуры?!
Эхо откликается: шуры-муры!.. Для либеральной номенклатуры!
Для кого вы работаете, деятели культуры?!
Эхо отвечает: для синекуры... для шуршащей купюры...
Для кого вы работаете, деятели культуры?!
Эхо проясняет: для консервативной шкуры и буржуазной дуры!



Специально для тех, кто уже готов на основании всего вышеизложенного объявить поэтов бездуховными и антиинтеллектуальными эпигонами - на прощание ещё одна цитата:


Без книг, разумеется, ни фига не поймёшь.
Но не верь рецептам. Рецепты - ложь.
И к чертям вождей, для вождей ты - вошь.
Ни Калашников не поможет, ни финский нож.
Мысль без действия - лысый ёж!



Влад Тупикин, специально для РокмЬюзик.Ру
31-07-2002

Метки:

 







Россия без Путена и Навального!

Comments

( 4 комментария — сказать )
potekhin
26 июл, 2006 22:45 (UTC)
ого!
ааааааааааааааааа!
tapirr
26 июл, 2006 22:51 (UTC)
Re: ого!
понравилось?
potekhin
26 июл, 2006 23:01 (UTC)
Re: ого!

огогого!
tapirr
26 июл, 2006 23:04 (UTC)
Re: ого!
здесь ещё кое-что бренера:

http://tapirr.narod.ru/art/b/brener/brener.htm
( 4 комментария — сказать )

Page Summary

Latest Month

Март 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by phuck