?

Log in

Предыдущее | Следующее





Протоиерей Георгий Эдельштейн

Возрождение Русской Православной Церкви под сенью свастики, серпа и молота


В это части статьи:

предсказание отцом Александром Менем сталинизма
о церковных мракобесах: почитателях Гришки Распутина, царя-"искупителя", Жукова и Сталина,


Продолжение, начало здесь

В юбилейном 1988 году, когда в очередной раз "возродилась" Русская Православная Церковь, было задумано опубликовать в московском издательстве "Прогресс" сборник статей о религии и Церкви в СССР. Он должен был выйти в чрезвычайно популярной в те годы серии "Перестройка: гласность, демократия, социализм". Название сборника – "На пути к свободе совести"; свободы, де, ещё нет, но по пути уже идём. Тираж – 49 000 экземпляров. Редактор сборника, профессор Д.Е. Фурман, предложил участвовать в нём нескольким православным священнослужителям – архиепископу Кириллу (Гундяеву), митрополиту Ювеналию (Пояркову), священникам Александру Борисову, Александру Меню, Глебу Якунину, Георгию Эдельштейну. Какие-то статьи были написаны представителями других конфессий, какие-то – людьми, называвшими себя атеистами. Такой сборник выходил впервые.

Как-то мы встретились с о. Александром Менем в электричке (я ехал в Московскую духовную академию, он – домой, в Семхоз), и я спросил, о чём он пишет статью для сборника.

– О культе личности недоучившегося семинариста, – говорит, – я уже почти закончил, постараюсь только кое-что поправить и, главное, сократить: очень длинная и академичная получилась, это ведь не для научного сборника, живее нужно.

– Отец Александр, зачем тебе с этим отвратительным типом возиться, ты сам любил повторять формулу Ландау: "Он сдох, и я его больше не боюсь". Вот и Якунин тоже в этот сборник о нём пишет. Садист, палач, разбойник не заслуживают истории, лучше расскажи о его жертвах, о Новомучениках и Исповедниках. Германия потеряна для Гитлера и гитлеризма, Россия потеряна для Сталина и сталинизма.

– Нет, не потеряна, сталинизм – дракон многоголовый, ему только одну голову отрубили, он уполз рану зализывать. Пока вы, глупые поросята, резвитесь на солнечной лужайке, сталинизм окрепнет и явится в новом обличье. Ты "Дракона" Евгения Шварца давно читал? Рекомендую перечитать. А мою статью можешь сейчас посмотреть, вот она. И я пока чего-нибудь почитаю.

Но почитать ему я не дал. Уже самое начало статьи меня возмутило:

– Алик, что ты пишешь, как тебе не стыдно?! Ты опять с обновленцами, с Анатолием Эммануиловичем в одной компании? Вот послушай: "А что, если он, Сталин, и в самом деле был, как считают его апологеты, универсальным гением, по праву завоевавшим всеобщее преклонение, которое и поставило его на сверхчеловеческий пьедестал, а в итоге – над законом? Однако и это весьма сомнительно. Сталина не отличало обаяние Махатмы Ганди. Он не обладал ленинским интеллектом, не был великим писателем, как Юлий Цезарь, не проявил личной отваги как полководец, подобно Александру Македонскому, Суворову или Наполеону…" [12] Какой тебе, православному священнику, Ганди – махатма? Рерихи тебе тоже – махатмы? У Ганди есть имя, только по имени может звать его священник. И, самое главное, почему среди великих людей у тебя тут Ленин? Давай и Гитлера сюда тащи, чем один лучше другого? Сталин – это Ленин сегодня, близнецы-братья. Или обоих отвергни, или обоих прими и облобызай.

У тебя в двух маленьких абзацах – нелепица на нелепице:

"Кто же околдовал, помрачил сознание миллионов взрослых людей в те дни, когда страну терзал голод, когда погибал цвет крестьянства, когда морально и физически истреблялись писатели и учёные, музыканты и артисты, ветераны революции и военачальники?"
[13]

Ты отлично знаешь, кто такие эти "ветераны революции", "военачальники", знаешь, кто составлял цвет крестьянства. За что все они боролись, на то и напоролись. Весело было других вешать, топить, стрелять, насиловать, жечь, - вот теперь на себе испытали. Твой "цвет крестьянства" под знамёнами героических военачальников и ветеранов революции своих офицеров в выгребных ямах топил, барские усадьбы грабил и жёг, чужую землю пахал да награбленными семенами засевал. По призыву большевиков грабили награбленное, экспроприировали экспроприаторов; поверили Владимиру Ленину и Льву Троцкому, а теперь пришлось лечь под топор Иосифа Сталина. Кто околдовал, помрачил сознание миллионов взрослых людей в 1917 году, когда студенты, барышни, морячки, профессора весь год бесновались, маршировали по улицам и площадям под красными знамёнами, с красными бантами в петлице. Раз за разом отцы Поместного Собора обращались к этим миллионам, к этому "цвету крестьянства", к интеллигенции с увещеваниями, с мольбой, с предостережениями не грабить, не кощунствовать, не убивать, не верить извергам рода человеческого. И сколько десятков, не сотен даже, из миллиона услышали своих архипастырей?

Ты бы лучше написал о том, о чём писали древнерусские пастыри: по грехам нашим попустил Господь богомерзким иноплеменникам грабить и убивать нас. Покайся каждый в своих грехах. (Об этом  отец Александр Мень тоже писал, и весьма убедительно, в другом месте - прим. tapirr)  Мы сами в первую очередь виноваты, а не они. Без нас, без наших отцов и дедов, без потатчиков, негодяев, доносчиков, без писателей, поэтов, инженеров, учителей, лётчиков, артистов Сталин ни в чём бы не преуспел. Оставь его в покое, он положен у Кремлёвской стены со своими собратьями и забыт, никто его завет не вспомнит.

- Не горячись, – отвечает о. Александр, – попомни моё слово, завтра вспомнят и прославят и Сталина, и Гитлера. Немало найдётся и священников, а, пожалуй, и епископов, которые прославят Сталина, потому что он возродил Русскую Православную Церковь, потому что он восстановил Россию в её дореволюционных границах, потому что он после Победы провозгласил первый тост за великий русский народ, потому что он, пусть и недоучившийся семинарист, – Император.


Я стал горячо возражать, так и не дочитал статью, а о. Александр молчит, улыбается да бороду ерошит.


Прошло двадцать лет, и я вижу, что о. Александр был совершенно прав. Дракон зализал рану, сменил обличье и нынче жив-здоров.

В первых рядах главных апологетов Дракона шагают сегодня члены нашей Русской Православной Церкви. Меня мало волнуют результаты социологических опросов, меня мало волнует, что кричат Зюганов, Баркашов и их сподвижники. В первую очередь меня волнует моя Церковь. Если мои собратья, члены Русской Православной Церкви, произносят имя Иосифа Сталина, Ивана Грозного, Гришки Распутина или Георгия Жукова с придыханием, значит, какие-то члены нашей Церкви опасно больны. Если один член страждет – всё тело болеет.

Недавно попали мне в руки "Листки Святогорского монастыря" за 2005 год, изданные по благословению архиепископа Псковского и Великолукского Евсевия, редактор "Листков" – игумен Макарий (Швайко). Вот редакционная статья (без подписи) под названием "1941-1945 годы. Божие определение". Сохранена орфография и пунктуация подлинника.

"На пряжках немецких солдат была надпись "С нами Бог". Но Бог был с нами и мы победили. Много угодников Божиих молились о Победе в России, молились православных церквях.

В 1941 году патриарх Антиохийской церкви Александр III обратился с посланием к христианам всего мира о молитвенной и материальной помощи России. Митрополит Ливанских Гор Илия взял на себя сугубый молитвенный подвиг, он спустился в каменное подземелье, куда не доносился ни одни звук с земли, где не было ничего, кроме иконы Богородицы. На третий день ему было явление самой Матери Божией. Матерь Божия избрала его, чтобы он передал народу России определение Божие: 1) Должны быть открыты по всей стране храмы, монастыри, духовные семинарии и академии. 2) Архиереи и священники должны быть возвращены из лагерей и с фронта и начать служить. 3) Сейчас готовится к сдаче Ленинград. Но сдавать его нельзя. Пусть вынесут чудотворную икону Казанскую и обнесут ее с крестным ходом вокруг города. Тогда ни одни враг не ступит на святую его землю. Это избранный город. 4) Перед Казанской иконой нужно совершить молебен в Москве, затем икона должна быть в Сталинграде, который сдавать нельзя. Казанская икона должна идти с войском до границ России. 5) Когда война окончится митрополит Илия должен приехать в Россию и рассказать о том, что было ему открыто в 1941 году.

Выйдя из затвора митрополит Илия связался с представителями Русской церкви и Советского правительства. Его письма и телеграммы хранятся в Государственном архиве. Сталин вызвал к себе митрополитов – Сергия (Старгородского) и Алексия (Симанского), и обещал им исполнить все требования, которые передал митрополит Илия. В этот самый критический момент войны, когда уже был готов приказ о сдаче Ленинграда, когда правительство эвакуировалось из Москвы, и казалось, что нет никакой возможности спасти страну, из Владимирского собора г. Ленинграда была вынесена Казанская икона Божией Матери и обнесена с крестным ходом вокруг города. Молебны были отслужены в Москве и Казанская икона доставлена в Сталинград. Когда в 1942 году завязалась Великая Сталинградская битва, икона находилась в расположении наших войск. Натиск отборных немецких дивизий был чудовищный, защитники города остались на маленьком пятачке у Волги под командованием генерала Чуйкова, но немцы не смогли сломить наших воинов, там с ними была Казанская икона Божией Матери. Знаменитое Сталинградское наступление наших войск 19 ноября 1942 года началось молебном перед Казанской иконой, тогда, перед сигналом к наступлению, легендарный маршал Жуков сказал: "С Богом!"

Осенью 1943 года Сталин вызвал митрополитов Сергия, Алексия и Николая. По их просьбе он приказал на самолетах доставить в Москву сидящих в лагерях архиереев и священников, в течение трех дней был собран поместный Собор Русской Православной церкви, на котором митрополит Сергий был выбран Патриархом Московским и Всея Руси. Собрать церковный Собор в Москве в то время это было поистине чудо.

День Пасхи 1945 года пришелся на 6-е мая - День Победоносца Георгия. Во время войны и послевоенное время были открыты 20 тысяч храмов, возобновлены Троице-Сергиева и Киево-Печерская Лавры и другие монастыри, открыты Духовные Академии и семинарии. И, наконец, в 1947 году Сталин выполнил свое последнее обещание. От имени Советского правительства митрополит Илия был официально приглашен в Советский Союз. Перед приездом митрополита Илии Сталин вызвал патриарха Алексия I (был избран патриархом Всероссийским в 1945 году, после кончины патриарха Сергия) и спросил, чем может отблагодарить митрополита Илию Русская церковь. Тогда Святейший предложил подарить список иконы Казанской Божией Матери, крест с драгоценностями и панагию, украшенную драгоценными камнями из всех областей страны.

Осенью 1947 года митрополит Илия прибыл в Москву, встреча была торжественной. На церемонии встречи ему были преподнесены икона, крест и панагия. Владыко Илия с великим благоговением принял эти дары. Тогда же Советское правительство наградило его Сталинской премией за помощь России во время войны. От премии Владыко отказался, сказав, что монаху деньги не нужны, пусть они пойдут на нужды страны, и что сам он привез 200 тысяч долларов для детей-сирот, родители которых погибли на войне. Тогда же в сопровождении Косыгина и др. членов правительства митрополит Илия приехал в Ленинград. Храмы, где служил Владыко, не могли вместить всех молящихся. Близлежащие улицы и площади были переполнены народом. Во Владимирском соборе Владыко Илия возложил драгоценный венчик на икону Казанской Божией Матери. И там же с амвона он рассказал, как в 1941 году ему явилась Сама Божия Матерь с определением Божиим для России. После этого митрополит Илия еще дважды посещал нашу страну в 1954 и 1963 года

Протоиерей Василий Швец (ныне здравствующий клирик Псковской епархии) был свидетелем всех трех приездов митрополита Илии. В своих воспоминаниях он подробно описывает эти события". [14]

Весь этот рассказ от начала и до конца – развесистая клюква. Приплетать к таким вымыслам Пресвятую Богородицу – грех, преднамеренное кощунство.

По словам анонимного автора повествования, все события датируются 1941 годом. "Сталин вызвал к себе митрополитов – Сергия (Старгородского) и Алексия (Симанского), и обещал им исполнить все требования, которые передал митрополит Илия". Во-первых, никто из историков таких "вызовов" не знает. Митрополит Сергий был эвакуирован в 1941 году в Ульяновск, где жил до конца августа 1943 года. Митрополит Алексий в страшные дни блокады оставался со своей паствой в Ленинграде. Всеми делами Русской Православной Церкви ведал в Москве митрополит Николай (Ярушевич).

"Весной-летом 1943 г. в руководстве страны обсуждался вопрос о том, какому органу поручить проведение новой религиозной политики. <…> Тогда же родилась идея встречи И. Сталина с её иерархами. К ней стали интенсивно готовиться. С июля начались оживлённые переговоры работников НКГБ с представителями Патриархии – митрополитом Николаем (Ярушевичем) и управляющим делами протоиереем Н. Колчицким. Органами госбезопасности И. Сталину были представлены подробные материалы о состоянии Церкви, наиболее видных её руководителях, патриотической деятельности духовенства, возможных кандидатах для избрания Патриархом и т.д. <…>

В конце августа 1943 г. власти разрешили возвращение митр. Сергия из эвакуации, о чём он уже неоднократно просил сам. К примеру, 3 июля нарком госбезопасности В.И. Меркулов докладывал А.С. Щербакову: "Руководители церковных центров… в последнее время высказывают большое недовольство таким длительным пребыванием в эвакуации. Митрополит Сергий даже опасается отстранения его от руководства церковью в связи с тем, что находящийся в Москве митрополит Николай (Ярушевич) не только управляет практическими делами Московской Патриархии, но и состоит членом Чрезвычайной государственной комиссии по выявлению и расследованию немецких зверств, принимает по церковным вопросам иностранных представителей и корреспондентов". [15]

Итак, первое требование, которое <якобы-tapirr> передал митрополит Илия: "Должны быть открыты по всей стране храмы, монастыри, духовные семинарии и академии". В 1941 и в 1942 годах "Божье определение" выполняли только Адольф Гитлер и офицеры Вермахта, да и то частично. На оккупированной немцами территории было открыто несколько сот православных храмов. Сталин не открыл в 1941, 1942 годах ни одного храма, монастыря, семинарии или академии.

Второе требование: "Архиереи и священники должны быть возвращены из лагерей и с фронта и начать служить". Ни архиереев, ни священников из лагерей не выпускали ещё долго, и "начать служить" им было негде, храмы и монастыри оставались закрытыми.

Третье требование не было и не могло быть выполнено. Очень бы любопытно узнать: в какое время года шли ленинградцы крестным ходом с Казанской иконой, кто их кормил-поил в пути, что в это время делали немецкие танки, пушки, самолёты, кто шёл во главе крестного хода… Что-то в биографиях Патриарха Алексия (Симанского) такого значимого эпизода нет.

Никаких крестных ходов с Казанской или любой другой иконой в дни блокады вокруг Ленинграда не было. Жаль, автор не был знаком с товарищем Андреем Александровичем Ждановым – тогдашним первым секретарём Ленинградского обкома – он бы ему устроил "крестный ход"!


Почему город на Неве – колыбель трёх проклятущих революций – "избранный город", с каких пор его земля стала "святой"? Это тоже "Божье определение 1941 года" или цитата из откровения митрополиту Гор Ливанских?

Четвёртое требование. В Москве, конечно, молебны служили каждый день, для этого ничьи требования не нужны были. Но если бы кто-то посмел в первые дни войны сказать, что немцы дойдут до Волги, но "Сталинград сдавать нельзя", его немедленно пристрелили на месте как фашистского агента и провокатора.

Где митрополит Илия отыскал "представителей Русской Церкви" в 1941 году? Никаких молебнов перед наступлением 19 ноября 1942 г. не было, "легендарный маршал Жуков" относился к Русской Православной Церкви примерно так же, как Верховный Главнокомандующий Сталин или председатель Союза воинствующих безбожников Емельян Ярославский.

Опубликованная в "Листках" статья – это целая гроздь "благочестивых" сказок: сказка о великом молитвеннике, бескорыстнейшем друге России из Антиохийского Патриархата; сказка о богобоязненном сыне Православной Церкви Иосифе Сталине; сказка о гениальном русском полководце Георгии Жукове… Эти сказки неразрывно связаны со сказками о благочестивейшем государе Иване Грозном, о богодухновенном старце, пророке и чудотворце Григории Распутине и с прочей мифологией государственников ХХI века.

Об этой губительной тенденции в современном Православии очень хорошо говорит протоиерей Георгий Митрофанов:

"В нашем религиозном сознании формируется новый пантеон "подвижников благочестия" уже не "первой в мире страны социализма", а нео-Святой Руси: со "святыми царями" в лице Ивана Грозного и Иосифа Сталина, со "святым воителем" Георгием Жуковым, с харизматическим "великим святым старцем" Григорием Распутиным. Вот когда этот "пантеон святых", усиленно тиражируемый сейчас на многих приходах, станет претендовать на то, чтобы стать средоточием церковной жизни очень многих, мы неожиданно обнаружим, что многие из тех, кто ходит в наши храмы, на самом деле даже не представляют себе, что же такое Церковь и Кто же такой Христос. Ибо только полное забвение Христа может побудить наших современников возводить в ранг подвижников благочестия, в ранг великих русских патриотов людей, на протяжении длительного времени уничтожавших всё лучшее, что было в нашей стране и в нашем народе". [16]

"Во время войны и послевоенное время были открыты 20 тысяч храмов" – вздор, ни один баснописец такие цифры не называл. Даже в коммунистическом агитпропе такой цифры не было. Однажды, правда, председатель Совета по делам Русской Православной Церкви Г.Г. Карпов указал приблизительно такое число приходов, но брошюрку с его статьёй выпустили только на языках стран Восточной Европы. Сомневаюсь, что автор разыскал одну из них и перевёл на русский язык. Говорят, что во время Второй Мировой войны, когда бои шли на всех фронтах, в том числе и на информационном, Сталин "решил не отставать от Гитлера в благочестии". Но здесь всё же Гитлер победил, Сталин довольствовался почётным вторым местом.

"Даже после сентября 1943 г. число открытых, по разрешению советских властей, церквей было очень невелико, гораздо меньше, чем в оккупированных немцами областях, что отмечалось и в советской печати. Так, если по всему Советскому Союзу в 1947 г. было 14092 действующих православных храма (включая 2491 храм, перешедший от униатов), то из этого числа непосредственно по разрешению Совета по делам РПЦ было открыто всего 1270 православных храмов; а на территориях, занятых немцами и румынами, за время оккупации было открыто 7547 храмов. И не мудрено, учитывая ту сложную процедуру, которую разработал Совет по делам РПЦ и принял Совнарком 28 ноября 1943г. под № 1325". [17]

Правда, в 1947 году Сталин выполнил своё "последнее обещание" – митрополита Илию пригласили в Советский Союз и наградили Сталинской премией. Как сказал В.Маяковский, "неважная честь" - попасть в компанию таких лауреатов и приколоть к рясе медаль с профилем слуги антихриста. Впрочем, и это – выдумка. Сталинская премия митрополиту Илии присуждена не была. Никакие деньги на детей он не жертвовал. Ни один исследователь никакими документами подтвердить подобные факты не может. Зато есть масса документов, подтверждающих другие общеизвестные факты.

Запрос в Интернете "Митрополит Гор Ливанских Илия" предлагает ссылку на Википедию. 

<Далее о.Г.Эдельштейн цитирует статью, можно прочесть по ссылке>:  


"Илия (Карам)"


В конце 1990-х в СМИ получила широкое распространение легенда о некой особой миссии Илии Карама, связывающая его имя с Казанской иконой в Князь-Владимирском соборе Ленинграда, его личной встрече с И.Сталиным.

Источником легенды, видимо, является протоиерей Василий Швец, встречавшийся с Илиёй в 1963 в Пскове и изложивший её без каких-либо ссылок на источники в статье "Чудеса от Казанской иконы Божией Матери"; также её излагает Сергей Фомин в своей книге "Россия перед вторым пришествием". Никаких документальных свидетельств встречи Карама с И.Сталиным не существует, хотя из переписки между Патриархом Алексием и Карповым видно, что митрополит просил о таком "свидании" в 1947.

Старейший клирик Санкт-Петербургской епархии протоиерей Василий Ермаков († 3 февраля 2007), бывший очевидцем приезда Илии Карама в Ленинград, отзывался о нём как о "проходимце, собиравшем и увозившем русское национальное достояние".

Воспоминания митрополита Питирима (Нечаева) о второй половине 1940-х: "Сейчас, говоря о той эпохе, часто упоминают митрополита Гор Ливанских Илию Карама — что он был молитвенником, большим другом России и т. д. Может быть, конечно, и так, только у нас полушутя называли его "грабителем". Увидит икону на аналое: "О, Матерь Божия! Матерь Божия!" — бросается к ней, целует, что-то бормочет на своем языке, — содержание речи сводится к тому, чтобы ему отдали икону. И не откажешь... В Одессе митрополит Борис (Вик) — уж на что умный человек — а имел неосторожность пригласить его к себе в келью — так потом пришлось чуть не все иконы со стенки дарить. Я все это увидел, когда был еще восторженным юношей, и впечатление осталось на всю жизнь. Потом, когда бывал на Востоке, видел там множество русских икон — в золотых окладах с драгоценными камнями. Еще бы! Колчицкий тогда с амвона вещал: "Православные! К нам прибывают восточные Патриархи, которые молятся за нас у своих древних святынь. Вы можете принести им в дар имеющиеся у вас иконы". И понесли, бедные, у кого что еще оставалось… Всегда говорю, что грехов у меня, конечно, много, но в одном я чист: никогда ни одному из них не подарил ни единой вещи". [19]

Существует гипотеза, что умный и предельно циничный Сталин просто использовал легковерного и наивного митрополита: Сталину нужны были влиятельные союзники на Ближнем Востоке, поближе к мировым запасам нефти. А митрополит Илия, в свою очередь, использовал легковерных и наивных православных христиан Советского Союза в своих личных корыстных целях.

"Однако даже отношения с союзниками по антигитлеровской коалиции были здесь не главными. Внешнеполитические планы И.Сталина являлись гораздо более глобальными. С весны 1943 г., когда исход войны стал ясен, он начал размышлять о будущем послевоенном "переделе" мира, разрабатывать планы создания мировой державы. В этих имперских замыслах церкви отводилась немаловажная роль. 5 июня 1943 г. Сталин подписал секретное постановление Государственного комитета обороны "Об утверждении мероприятий по улучшению зарубежной работы разведывательных органов СССР", в котором религиозные организации впервые были отнесены к категории интересов советской внешней разведки". [20]

Все эти факты, свидетельствующие о истинных мотивах поведения "отца всех народов", о количестве храмов, открытых Гитлером и Сталиным, о числе выпущенных из лагерей и тюрем священнослужителей легко найти в любом справочнике, в любом серьёзном исследовании по истории Русской Православной Церкви ХХ века. Но приходскому священнику недосуг читать монографии, ему вполне достаточно "Листков" с грифом "По благословению архиепископа Псковского Евсевия". Священник выходит на амвон с крестом в руках и говорит: "Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Двадцать тысяч православных храмов открыл Иосиф Виссарионович Сталин. Аминь". Прихожане тоже далеко не все профессиональные историки, не у всех профессор Шкаровский и профессор Поспеловский на книжной полке. Зачем профессоры, если есть батюшка. Двадцать тысяч, значит двадцать тысяч. "Аминь", – отвечают верные и понесли благую весть по домам. Тираж "Листков" – 1000 экз.

Велик соблазн сказать, что Псковская епархия – уникальный заповедник волюнтаризма и невежества. Но в других местах, пожалуй, ещё хуже.

Серафимо-Дивеевский монастырь – один из главных духовных центров Российского Православия. В 2004 году напечатана книга о священнике этого монастыря иеромонахе Владимире (Шикине). Называется книга "Пасхальная память", автор-составитель – Е.В. Ерофеева, тираж 40 000 экз. Сорокатысячный букет современного антихристианства. Прочтёт человек книжку и поймёт, что спасается он не верой и не делами. Апостол Павел и апостол Иаков оба отвергнуты за ненадобностью и ветхостью. Отвергнуто и Евангелие с его слишком простым и слишком ясным "люби Бога и люби ближнего и спасёшься". Спасение или гибель человека и его души зависят исключительно от ИНН, от типа документов, которые он носит в кармане и от покаяния за ритуальное убийство Государя Императора Николая Александровича.

<Далее автор цитирует бркдни борцов с ИНН-ом - прим. tapirr>

На первой странице книги "Пасхальная память", естественно, и первая наглая ложь: "По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II". Нет, в этом Патриарх неповинен, никакой ответственности за это антихристианское учение он не несёт.

Здесь же, неразрывно с ИНН, – новорождённый догмат о спасении. Господь наш Иисус Христос, нас ради человек и нашего ради спасения взял на Себя грехи мира, добровольно принёс Себя в жертву на Кресте. Точно так же и Государь Император принёс себя в Жертву Искупления за грехи всего русского народа. Все мы предали Царя и вместе с Ним (так, с большой буквы, написано в книге) – Бога.

Мне кажется, что отсюда неизбежно следует вывод: страшный грех цареубийства и отречения от Бога тяготеет над Святейшим Патриархом Тихоном, над митрополитом Кириллом (Смирновым), митрополитом Вениамином, над всеми участниками Поместного Собора 1917-18 годов: они осудили сам акт зверского бессудного убийства, но нам не известно собственное конкретное покаяние за цареубийство кого-либо из членов Собора. Кстати, проповедуемое в книге неслиянное и нераздельное триединство Бог-Государь-Держава тоже было далеко не очевидной истиной для участников упомянутого Собора.

"Совершив поклонение Кресту на Крестопоклонной неделе Великого поста, отец Владимир провел аналогию между распятием Бога и принесением себя в Жертву Искупления за грехи русского народа Государя Николая II. Несмотря на всем известные трудности подобных проповедей в Дивеево, батюшка во все царские дни призывал нас к сугубому покаянию перед Государем. Плакал сам, вслед за ним начинали плакать молящиеся в храме. Исповедуя людей, батюшка широко распространял между приезжавшими в Четвертый удел Божией Матери обширный текст покаянной молитвы с перечислением грехов перед Богом, Царем и Отечеством, в которых покаялись, увы, далеко не все мы". [22]

"Подобно тому, как Христос был распят на Голгофе за грехи всего мира, всеми оставленный, так и Царь принесен в жертву за грехи всей России, также оставленный беззащитным в руках врагов народа и Бога. Это был день, когда Церковь отмечает память благоверного русского князя Андрея Боголюбского, зверски убитого заговорщиками в 1147 году. Как тогда, так и теперь многие примеры убеждают нас в том, что существует могучая и страшная, необыкновенно хорошо организованная тайная сила, обладающая огромными средствами. Эта сила ставит перед собой цель уничтожения Православия, она хочет гибели всего русского народа, как наследника и хранителя Православия, духовного и физического разложения детей и юных. <…>

На стене подвала дома Ипатьева следствие обнаружило каббалистическую надпись. Расшифрованная позднее, она гласила: "Здесь, по приказу тайных сил, Царь был принесен в жертву для разрушения государства. О сем извещаются народы".

Тайными изуверами иудейского племени при активном соучастии и молчаливом попустительстве большей части русского народа и ряда отступников из христиан – было совершено ритуальное человеческое жертвоприношение, отвечающее всем основным требованиям иудейского религиозного культа.

С момента убиения Царя как "удерживающего" "тайна беззакония" получила свободу. И все мы являемся свидетелями безудержного распространения не просто зла, но откровенного сатанизма – во всем мире". [23]

Мы – христиане последних дней! Седьмой день при дверех! Двухтысячелетнее учение христианства уже не отвечает реальности сего дня. Слабую надежду на спасение имеет лишь тот, кто ежедневно и ежечасно будет молиться Иисусу Христу и Государю Николаю II, ритуально убиенному главному Богоносцу. Я не придумал, так Его должность в книжке обозначена – главный Богоносец.

Один из страшнейших смертных грехов – читать псевдодневники Анны Вырубовой и псевдописьма старца Гришки Распутина, они некую тень на Августейшую Семью бросают.

"Отец Владимир широко использовал в слове к народу о Царе проповеди протоиерея Александра Шаргунова, которого глубоко чтил. Прежде чем что-то процитировать, он всегда говорил о замечательном пастыре нашего времени хотя бы несколько фраз. На всенощной дня убиения Царской Семьи батюшка прочел предисловие, написанное отцом Александром к книге: "Царственные мученики в воспоминаниях верноподданных". Помню, как батюшка произносит слова проповеди, как льются слезы из его глаз. Стоящая рядом со мной неизвестная мне женщина вытирает заблестевшие глаза и с удивлением произносит, обращаясь к мужу и сыну: "Значит, все лгали, Царь ведь и вправду – святой!" [24]

Московский протоиерей Александр Шаргунов особо выделен из тысяч православных священнослужителей современной России. Богословие протоиерея Александра сродни богословию отца Владимира. Протоиерей Александр правильно учил Царя чтить и за коммунистов голосовать. Они, коммунисты, нравственность возрождать будут.

"В книге всемирно известного учёного Владимира Ивановича Даля "Разыскание о убиении евреями христианских младенцев и употреблении крови их (Санкт-Петербург, 1844) читаем следующее: "В 1454 году в Вене казнено несколько евреев за то, что убили ребенка, вынули его сердце, сожгли в порошок и пили его в вине" (стр. 42)

Об этом же пишет и бывший раввин, обратившийся в христианство, монах Неофит в своей работе: "О тайне крови у иудеев в связи с учением Каббалы" (Санкт-Петербург, 1914): "Иудеи убивают христиан по трем причинам: во-первых, из адской ненависти ко Христу; во-вторых, для разных магических и каббалистических упражнений, ибо они знают, что Диаволу приятна человеческая кровь, а в особенности христианская; в-третьих, из религиозных побуждений. (гл. 10) В этот день они оплакивают разрушение Иерусалима Титом Веспасианом. Поэтому случаю натирают кровавым пеплом себе виски (…)В этот день все иудеи обязаны есть крутые яйца, посыпанные этим пеплом. Этот обычай носит у них название "Сцидо амафрекес" (…) На первый взгляд удивительно, что соль заменяется каким-то пеплом или порошком. Но этот пепел заменяет собой не соль, а свежую христианскую кровь" (гл.7).

Недалеко от места сожжения убиенных ипатьевских узников следователь Н.А. Соколов обнаружил скорлупу от полусотни куриных яиц. Остается напомнить, что наш Государь Николай Александрович вместе с Семьей и приближенными во исполнение талмудических предписаний был убит 4 июля (ст.ст.), то есть за несколько дней до обряда "Сцидо амафрекес", а потом был сожжен в прах для окончательного завершения каббалистического ритуала – празднования мести гоям". [25]

Вот и пожинаем обильные плоды не то шести, не то семи "возрождений" под сенью свастики, серпа и молота. Нисколько не сомневаюсь, что Адольф Гитлер и Альфред Розенберг, немного сократив, горячо рекомендовали бы "Пасхальную память" своим единомышленникам и последователям во всем мире, но в первую очередь, разумеется, в России: учение Православной Церкви, оказывается, ничем не отличается от учения национал-социалистов.

А. Розенберг был непоколебимо убежден, что его смерть – ритуальное убийство, совершаемое всё той же могущественной тайной силой, которая зарезала князя Андрея Боголюбского. Когда перед самой виселицей ему предложили что-то сказать, он воскликнул: "Вы празднуете Пурим 46-го года!"

Президент РФ создал своим Указом комиссию по противодействию фальсификации истории. За фальсификацию предусмотрена уголовная ответственность, можно попасть на два-три года в лагерь общего режима. Я крайне скептически отношусь к этому Указу, но, думаю, следовало бы создать в Московской Патриархии комиссию, которая периодически публиковала бы некий indexlibrorumprohibitorum: такие-то книги не рекомендуется приобретать для епархиальных библиотек и духовных семинарий, такие-то не рекомендуется продавать в церковных книжных лавках, на таких-то имя Святешего Патриарха стоит незаконно, Патриарх не благословлял печатать эту галиматью и ответственность за неё не несёт. Сегодня "Пасхальную память" продают в монастырях, паломникам настоятельно рекомендуют приобретать. Тираж, напомню, 40 000 экземпляров.

Сравнительно недавно, в 2002 году, я попытался приобрести в храмах Москвы какие-нибудь труды профессоров Парижского Богословского института, отцов Александра Шмемана, Иоанна Мейендорфа, архимандрита Киприана (Керна). В нескольких храмах ответили безапелляционно: "Еретиков не держим". А митрополита Антония (Блюма), о. Александра Меня? – "Тем более! Они в "Белом братстве" состоят!". Что за братство такое – по сей день не ведаю, нет уже митрополита с нами.

Очень хотел бы показать "Пасхальную память" своим старшим друзьям, учителям-наставникам – о. Андрею Сергеенко, о. Сергию Гаккелю. Мы часто беседовали с ними о нацизме; но их, увы, тоже с нами уже нет.

статья тут

 







Россия без Путена и Навального!

Comments

( 2 комментария — сказать )
(Анонимно)
29 июл, 2010 15:44 (UTC)
Это - не сталинизм.

Это - поступательное движение к воссозданию наследственной коституционной монархии. С одним - единственным человеком на троне.

P.S. Вы знаете, у вас хороший журнал. Только... кроме газет и журналов: надо было читать ещё и беллетристику. Разную. В которой, годами людям вколачивали: царь - это лучшее для России.

Под это дело и "подгоняют" церковь и прочее...

P.S.P.S. Маразматическая власть - среди маразматического социума.
( 2 комментария — сказать )

Page Summary

Latest Month

Июль 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by phuck